Форум » За кулисами » Журналы, газеты ... » Ответить

Журналы, газеты ...

Severvirgin: Размещаем статьи, заметки, интервью ...

Ответов - 249, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 All

Severvirgin: Интервью Александра для ШоуМедиа.ру от 25 августа 2005г. «…Тяжелый путь к познанию персонажа гораздо увлекательнее» - Александр, для режиссера-постановщика воплощение Тито Мерелли - это Вы, а как Вы сами воспринимаете этот характер? Это ВЫ? Не скажу пока, как. Пока не найден, репетируем и ищем… - И сложности есть? Есть, конечно, ну, а как же без них, без них невозможно. Что-то есть, что-то там нащупали, может быть. Но пока он ещё, как говорил Михаил Чехов, далеко на горизонте, только приближается к тебе. А вот когда приблизится, я рассмотрю его лицо, как он одет, как он двигается, говорит, поёт, тогда будут определённые выводы. - Продолжая тему. Есть образы, которые даются Вам легче? Или чем сложнее, тем интереснее? Чем сложнее, тем интереснее, потому что тяжёлый путь к познанию персонажа гораздо увлекательнее. Когда ты уже знаешь: «тут понятно, как я это делаю, это легко», на каком-то этапе становится скучно, играть становится неинтересно, начинаешь как-то себя развлекать, что-то придумывать. А когда ты не знаешь, за что ухватиться, вот тут приходится по ночам спать и видеть сны, как репетируешь. - Традиционный вопрос относительно жанров: что для Вас как для артиста представляет наибольший интерес: комедийные роли или драматические? И те, и другие. - Вы не разделяете их? Нет, абсолютно. И в том, и в другом интересно искать, что-то для себя раскрывать и пробовать вместе с командой, вместе с партнерами, что-то новое делать. Сегодня сидели, разговаривали с ребятами во время перерыва о том, что когда делаешь новый спектакль, начинаешь по-новому говорить, ходить. Чувствуешь себя ребенком, которому нет ещё и года, который ни говорить не умеет, ни ходить, даже ползать ещё не умеет. В лучшем случае - лежать на спине и переворачиваться на живот. Вот в такой ситуации находишься. Интересно играть, конечно, характерные роли. Мне всегда было интересно играть характерных персонажей, не героев. Потому что герой не включает какую-то внутреннюю актерскую клоунаду. Герои - уже герои, их воспринимают так. Но с определенного возраста мне стало интересно играть и героев. Когда играешь героя правильного, слишком правильного, он становится неинтересным, приторным, такого в жизни не бывает. Начинаешь в нем искать какие-то минусы, изъяны, чтобы он был таким же нормальным человеком, как и все люди. - Вы уже играли вместе с Сергеем Лазаревым в постановке «Ромео и Джульетта», играли лучших друзей. Вам это помогает или мешает? Да, Ромео и Меркуцио… Ну, как, помогает-мешает… - Есть какие-то стороны, которые мешают? Нет. Никаких сторон нет, которые мешают. Серёжка уже говорил, мы не первый день знакомы и не первый час работаем на площадке. Мы очень долго, год практически, репетировали «Ромео и Джульетту», за это время во всех сценах, когда мы репетировали, а потом играли в спектакле, работали и человеческие, и партнерские отношения. Поэтому в новом спектакле у нас немножко другая ситуация: здесь мы играем не друзей, а звезду и почитателя звезды. Но все равно, если мы что-то ищем вместе, мы находим общий язык, все хорошо складывается. - Когда Вы играли с Сергеем в «Ромео и Джульетте», Вы видели ситуацию, которая творилась в зале? На самом деле, это большая школа актерская, брать внимание тех людей, которые пришли смотреть спектакль. Естественно, были девочки, которые пришли смотреть «концерт», которые первый раз в жизни посетили спектакль. Может быть, благодаря этому кто-то из них остался зрителем театра, то есть из этой огромной толпы людей какой-то процент полюбил театр и стал ходить в него. Для меня, например, и для многих ребят было шоком, когда в сцене драки и убийства первые ряды партера делали вот так (хлопает в ладоши – прим. автора). От этого я уже понимал, какой контингент сидит в зале, как с ним нужно бороться, как брать его внимание. Для актера это хорошая школа. Ты набиваешь себе шишки и мозоли не бояться такого зала. Если ты такой зал победишь, дальше легче будет работать. Но, правда, такой зал порой расхолаживает. Или не расхолаживает, но у тебя голова работает на какие-то придумки, штучки, иногда ненужные, и потом просто приходиться останавливать себя и возвращаться в действие, в то, что происходит. Но иногда были просто невыносимые зрители. Всякие бывают сумасшедшие люди… Когда и костюмы начали красть, и бутылочки из-под яда… - В связи с этим, у Вас не возникает никакого негатива к предстоящей постановке? Нет, у меня не возникает негатива. Я совершенно не собираюсь об этом переживать. Стараюсь не думать о том, какой придет зритель. Моя задача как актера, и у всех актеров она такая, - сделать спектакль хорошим. Если то, что будет на сцене, будет хорошо, то, я думаю, зритель будет воспринимать это так же. А если думать о том, кто придёт, зачем придёт… Но, я, конечно, как человек, не забываю о том, что могут прийти больные люди, больные на всю голову. Но куда от этого денешься? И на нормальные спектакли такие люди ходят. Это зритель, его же не выгонишь. - Не обидно, что искусство превращается в какое-то выживание? Проблема, на самом деле, уже не моя. А проблема воспитания. Это уже вопрос не ко мне, а к родителям тех девочек, которых так воспитали. Здесь можно быть почитательницей, фанаткой, но при этом оставаться совершенно воспитанным человеком. У меня ведь тоже есть поклонники, которые дарят мне подарки, звонят, поздравляют, пишут, но они совершенно адекватные люди. Воспитанные девушки, женщины, мужчины, семейные пары, - совершенно нормальные люди. Они приходят, смотрят спектакль, им нравится то, что я делаю. А если среди зрителей найдется какое-то количество сумасшедших, то с этим ничего не сделаешь. На концертах The Beatles тоже были сумасшедшие, которые кричали: «Я хочу ребенка от тебя!». Ну, что ж поделаешь… Благодарим пресс-службу театра им. Пушкина за предоставленные ФОТОматериалы. Будь в курсе вместе с ШоуМедиа, каждый день! Мария Маркина Елена Новикова ShowMedia.ru // ШоуМедиа.ру 20.08.05 http://showmedia.ru/index.php?file=article&sid=1350

Severvirgin: Интерьвью для Комсомольской правды от 15 ноября 2007г. Молодой актер Александр Арсентьев обладает привлекательной внешностью лирического героя, что является его явным преимуществом перед другими актерами. Но при этом не ограничивает свое амплуа только так называемыми легкими ролями в сериалах, а стремится реализовать свой потенциал - играет непростые театральные роли, старается выбирать для себя нелегкие задачи и в кино. Новая его работа - главная роль в телевизионном художественном фильме «Тяжелый песок», где он создал сложный драматический образ. О творчестве и жизни мы поговорили с Александром в его гримерке Театра имени Пушкина за чашечкой чая «Ахмад». Сон в руку Театр всегда у меня вызывает ощущение, что соприкасаешься с неким тайным обрядом, граничащим с мистикой, в котором в равной степени участвуют и актеры, и зрители. Погружаясь в таинственный полумрак партера или галерки, на несколько часов переносишься как бы в иное измерение, забывая, что за его стенами тебя снова ждет куча нерешенных дел. Но особенно интересно посмотреть театр изнутри. С актером Александром Арсентьевым мы встретились на служебном театральном входе, и он меня повел известными только посвященным «тропами» - через кулисы (в это время на сцене происходило действо) темными залами, где точно привидения старинного замка бесшумно двигались какие-то фигуры, дальше - наверх по окропленному светом коридору с множеством комнаток. - Александр, у вас интересная биография: родились в Тольятти, работали на АвтоВАЗе, а параллельно играли в театрах. Так мечтали стать актером? - Как-то сложилось, в детстве часто в садике выступал, мои номера пользовались популярностью. С седьмого класса ходил в детский театр. Но после школы по настоянию отца закончил ПТУ. Потом была армия, работа на заводе по специальности - в то время большие деньги зарабатывали люди, которые могли делать что-то руками: слесаря, рабочие. Я же себе сказал: такое время пройдет, и хорошие деньги будут зарабатывать те, кто работает головой. Решил учиться на юриста, уже готовился поступать, но с подружкой поехал в местный театр, где набирался актерский курс и словно само собой поступил. Родителей ошарашил известием - буду актером. У тех случился культурный шок (смеется). Отучившись полгода, задумал перебираться в Москву, зная, что Марк Захаров в ГИТИСе набирает курс. Одновременно начался набор во МХАТе у Олега Ефремова. Мне очень хотелось во МХАТ! Мне так нравилась тамошняя атмосфера! Но в ГИТИСе я был уже зачисленным студентом, а во МХАТе еще конкурс не прошел. И встал перед сложным выбором. Сделал так: перед сном сунул под подушку две бумажки, на одной написав: «ГИТИС - Захаров», на другой «МХАТ - Ефремов». Для себя решил: какую, утром проснувшись, вытяну, так и будет. И лег спать. Всю ночь мне снились страшные кошмары, что я вытаскивал «ГИТИС». Утром открываю глаза, запускаю руку в подушку и - вытаскиваю бумажку «МХАТ» - мятую, скомканную. Думаю, выну-ка я «ГИТИС». Смотрю - абсолютно ровный лист! Пошел во МХАТ и ни секунду не пожалел. Там работают замечательные преподаватели. - А почему бумажка с надписью «МХАТ» оказалась скомканной? - Откуда я знаю? Это загадка для меня и мистика. Когда играешь какую-то роль, в жизни параллельно подмечаешь, что складываются похожие ситуации, как у твоего киношного или театрального персонажа, чей образ ты воплощаешь. Может, человеку свойственно привязывать одни события к другим, но чувство было, что, когда играли «Бесов» по Достоевскому, действительно происходят бесовские вещи. Однажды в разгар спектакля на сцене по необъяснимым причинам выключился свет. Пришлось половину спектакля играть в полумраке при свечах. Это только добавило таинственности и чертовщины спектаклю. «Тяжелый песок» - отличный фильм Или на съемках фильма Антона Барщевского «Тяжелый песок» - животное ощущение страха я испытал в сцене повешения моего героя фашистами. Снимали на Крещение, пошел мокрый снег с дождем. Мы стоим на морозе, на ветру в одних рубашках, босиком в холщовых штанах; фашисты с автоматами ходят, машины, слепят прожектора. Знаю, я - актер, играю роль, но ощущение жуткое, как в реальной жизни! И я понимаю: мне играть ничего не надо, и так очень страшно, до оцепенения! Думаю, должен получиться отличный фильм, сильный. Весь год я снимался в «Тяжелом песке» (сейчас идет монтаж и озвучание) с Ириной Лачиной, Нелли Уваровой, Ларисой Удовиченко. С Ириной мы играем двух главных героев, а роль моего отца прекрасно исполнил Эммануил Виторган. - А как вы попали в «Тяжелый песок»? - Меня утвердили буквально за день до отлета на гастроли. Как потом рассказала Даша Виолина, креативный продюсер картины, она увидела меня поздней ночью по телевизору, где я что-то вещал, и решила срочно вызвать на пробы. Приезжаю на встречу с чемоданом, так как улетаю с театром в Барнаул. Познакомились, сделали первые фотопробы, и я поспешил на самолет. А дальше в Барнауле (это был мой первый опыт антрепризного спектакля) произошла трагикомичная история. На премьере, отыграв половину первого акта, я неудачно прыгнул и сломал ногу. Закрытый перелом. - Сознание не теряли? - Нет. Со сломанной ногой доиграл второй акт, после спектакля мне наложили гипс. Следующий спектакль в Новосибирске. Мой персонаж - комичный. И то, что я на костылях, зрители восприняли как режиссерскую находку. И только когда увидели меня выходящим из театра, удивились - актер-то реально в гипсе, оказывается! В таком виде приехал в Москву на пробы «Тяжелого песка», где 12 часов сидел в гипсе, читал текст с разными партнершами, среди них была и Ира Лачина. А через месяц мне позвонили, сказав, что на главные роли утвердили и меня, и Иру. - Сценарий понравился? - Достаточно тяжелый эмоционально, но интересно было прикоснуться к такому материалу. Все люди, которые работали над этой картиной, выкладывались по максимуму, не щадили себя. Однажды погода нам устроила сюрприз - ледяной дождь лил, не переставая, двое суток! А мы снимали одну из самых сложных натурных сцен, и, кроме актеров, под дождем были 250 человек массовки: старики и дети. Но все актеры и съемочная группа держались мужественно. Даша Виолина трогательно о нас заботилась и называла героями. Приятно! Все хотели, чтобы получился фильм. Год жизни, потраченный на картину, стоит того! - С Ларисой Удовиченко были парные сцены? - Да, она играет полячку, хозяйку гостиницы, в которую приезжает мой герой. С Нелли Уваровой (по фильму она моя дочь) отыграли несколько сцен. А потом встретились с ней на другом сериале - «Атлантида», где мы по роли любовники. Еще шутили: главное, чтобы картины не вышли одновременно. А то получится: в одной она моя дочь, а во второй - любовница! Как снимает стресс - Спортом каким занимаетесь? - Я это называю переставлять железо с места на место. Хожу в спортзал, бегаю, прыгаю на скакалке по три тысячи прыжков. В общем, занимаюсь культурой тела. Если есть возможность помахать руками, ногами, покувыркаться - с удовольствием. Особо на специальных диетах не сидел. Сладкое не люблю, зато острое, соленое, перченое обожаю. Однажды в одном грузинском ресторане поспорил с официантом, что съем харчо, сваренный по всем правилам грузинской кухни. Официант изумился, долго уговаривал меня не спорить. В итоге он проиграл. Видимо, это у меня в генах - дед очень острое любил. - Как стресс снимаете? - Бывает, просто дома тупо валяюсь, бывает, иду в спортзал или в кино с женой (она актриса, но из другого театра). Все зависит от настроения. - Живете в собственной квартире? - Да, успел купить до безумного повышения цен на жилье.

Severvirgin: Интервью для газеты Культура СИ (Сибирь). ноябрь 2007г. На встречу с журналистами пришла не вся команда спектакля «Одолжите тенора», а только четверо актёров. Дело в том, что изначально был запланирован приезд всего состава. Ведь, по словам актёров, главных ролей в спектакле нет, все равны и все важны. Но сложилось так, как сложилось. С прессой встретились четыре актёра театра имени Пушкина – Александр Арсентьев, Александра Урсуляк и Александр Матросов. Предлагаем вашему вниманию первую часть стенограммы беседы с актёрами. - Существует такая вещь, как предпремьерное волнение. Чего вы боялись перед новосибирским выступлением? Александра Урсуляк: Я скажу честно – я не боялась. Я больше не за себя волнуюсь, а за своих коллег, которые начинают, которые выходят раньше, и смотрю на них из-за кулис. Вот за них я очень волновалась. За себя меньше почему-то. Может быть, потому, что у меня нагрузка смысловая поменьше. Я из-за кулис посылала свою энергию. Александр Матросов: Кстати, это единственный спектакль в нашем театре – к сожалению – когда коллеги бегают смотреть со сцены своих партнёров из-за кулис. То есть обычно спектакль поставлен, и в первые два выступления мы понимаем, как он должен идти… а потом бросаем смотреть. С этим – не так. Алексей Франдетти: Для меня было открытием, когда вдруг на премьере я случайно обернулся в сторону кулис, и увидел, что все ребята стоят и смотрят. И я прямо почувствовал этот флюид поддержки. И подумал: «Ну слава Богу! Можно дальше что-то делать». - Расскажите о себе. Александр Арсентьев: Знаете, я нигде ещё не играл, нигде не снимался, в первый раз играю на сцене. На самом деле Александр, конечно, пошутил. Родился он в Тольятти. Окончил Школу-студию МХАТ в 1999 г. (курс О. Ефремова) и был принят в труппу МХАТа. Дебютировал на сцене Художественного театра в спектакле «Маленькие трагедии» (Альберт). Сыграл рыцаря Ганса («Ундина»), Старковского («И свет во тьме светит...»), Герцога («Джульетта и ее Ромео»), Лысевича («Бабье царство»), Фрэнка («Профессия миссис Уоррен»), Перелесника («Лесная песня»), Кристиана («Сирано де Бержерак»). С 2001 г. — артист театра имени А. С. Пушкина. Играл в спектаклях: «Зовите Печориным» (Печорин), «Цыгане» (Алеко), «Бесприданница» (Карандышев), «Наваждение» (Иван), «Самоубийца» (Виктор Викторович). Снимался в фильмах и сериалах: «Чехов и К», «Саломея», «Каменская», «Каменская-2», «Марш Турецкого», «МУР есть МУР», «Бухта Филиппа», «Сыщики-2», «Клуб обманутых жен», «Красная капелла», «Под небом Вероны», «Адъютанты Любви» и др. Александра Урсуляк: А я училась вместе с Сашей Матросовым. У Козака и у Брусникина. А Саша учился на четыре года старше нас в мастерской Ефремова. Александр Матросов: Я сибиряк, из города Красноярска. Александра Урсуляк: Это ведущий артист нашего театра, между прочим. Если заболеет Матросов, то повалится весь репертуар, потому что нет спектакля, в котором Матросов бы не играл. Александр Матросов: Теперь мне совсем нечего вам рассказать. Но как решили стать актёром? Александр Матросов: «Повезло» - вот, наверное, главное слово. Артистом не собирался становиться. Зараза эта в меня попала где-то в седьмом классе, я тогда поступил работать в театр пародии. И потом подумал: почему бы не попробовать поступить в Красноярский институт искусств? Меня посмотрел мастер по знакомству. Сказал; «Если рядом с тобой будет стоять парень, который не будет трястись, как ты, то я возьму его». Я на самом деле очень волновался. Но поступил. Три года там отучился, и за год до диплома убежал в Москву. Подумал, что если я не поступлю в Москву, то мне нечего делать в этой профессии. Но опять же повезло, и я поступил к замечательным педагогам Алле Борисовне Покровской, Роману Евгеньевичу Козаку и Дмитрию Владимировичу Брусникину. Везло и с педагогами, и с людьми, которые работали вместе со мной, учили меня. Замечательный коллектив в театре Пушкина. Атмосфера такая домашняя. Все с ней сталкиваются и удивляются, когда приходят работать. Нет этой закулисной обсуждаловки, этой грызни: «я хочу эту роль, поэтому я подставлю того-то». Во всяком случае, я об этом не знаю. Не возникает ощущения второго дна. Есть ли у вас роль мечты, та, которую вы очень хотите сыграть? Александр Арсентьев: Наверняка такие мечты есть у каждого. Я для себя этого не формулирую, потому что как только сформулируешь для себя мечту, она случается. А потом? К чему дальше-то стремиться? Наверное, я не отношусь к той категории актёров, которые мечтают сыграть Гамлета. С любой ролью, которая попадается в творчестве, встречаешься, наверное, пытаешься сделать её как роль, к которой шёл всю жизнь. Только при этом отношении она у тебя получится. Я бы так ответил. Александра Урсуляк: У меня тоже, кстати, нет какой-то определённой мечты: сыграть что-то. Но могу сказать, что пока что меня баловали хорошими ролями. И мне всегда предлагали очень хорошие роли. Очень хорошие. И никогда так не было, чтобы я мечтала их сыграть. Мне их предлагали, и я влюблялась в них во время того, как мы репетировали. Я надеюсь, что и дальше так же будет. Алексей Франдетти: У меня есть чёткий список (дружный хохот коллег – корр.) тех ролей, которые я хочу сыграть, но озвучивать его – мы же говорим о мечте, а, следовательно, мне очень хочется, чтобы она сбылась – озвучивать что-то конкретное мне бы не хотелось, потому что я правда очень хочу, чтобы это случилось. Для каких-то ролей, я понимаю, нужно ещё дорасти. Не хватает просто опыта, внутренних сил, ещё чего-то. Но, скажем так, мне бы очень хотелось поработать с французским экзистенциализмом. Александр Матросов: Значит, так. Моя позиция трагична. Потому что я мечтал сыграть Ромео. До сих пор мечтаю. Я понимаю, вы смотрите на меня, и вам кажется, что роль не моя… Да, это роль возрастная! Это я заявляю всем. Мальчик не может сыграть Ромео. Либо ставить это должен гениальный режиссёр-педагог. Это раз. Два. Я мечтаю сыграть Гамлета. Но две сцены из него. Если надо озвучить, какие, могу озвучить. Нет, не с Йориком. Это похороны Офелии и сцена с Гертрудой. Отелло. Видите, мазками такими идём – Шекспир сплошной… Я играл Отелло в дипломе, но это была такая урезанная версия. Роман Ефимович Козак ужал пьесу до полутора часов. То есть взяли основную «рыбу». Я буквально душил Дездемону, она убегала за кулисы, я выходил, говорил ещё два слова – финальный монолог – и… всё, и вот. Умирал типа. Как-то это была такая не печальная история. Такая она была немножко с юмором. У нас не было трагедии. Все трагические куски мы как-то вырезали. Для школьного возраста, так сказать. Если не Шекспира, то «Что случилось в зоопарке», роль Джерри. продолжение следует источник

Хомка: Severvirgin Спасибо, Север! Ты у нас на посту, как всегда! И даже "из глубины сибирских руд" сведения черпаешь . Кстати, а продолжение когда будет? Огласите весь список, пжалуста!

Severvirgin: Гы ... я типа на вахте по подписке товарища Яндекса и при посильном вспомоществовании начальства. У нас на работе чудесати творятся: чем ближе к концу недели, тем больше дел, но вместе с тем отчего-то дозволили по интернету лазить, что-то навроде релаксации. Вот я и напускаю на себя важную физиономию и раздуваю красные щеки, мол работаю, а вместо того проставляюсь на форуме статьями. Продолжение обещано газетой: "... Продолжение разговора читайте на «Культуре СИ» в ближайшее время". Кстати про Яндекс. Он, как и Рамблер вместе с Гуглом, был замечан в числе регулярных посетителей. Читают нас однако ...

Хомка: Н-н-да-мм! Так себе и представляю : ты с важной физиономией, раздутыми красными щеками, да ещё с салатами за ушами на ёлке сидючи...гарная такая, или как там, чаровнiя картиночка получается . Ёлки, как вспомню эту "заздрисну людину" - так до сих пор смешно!!!

Хомка: Ещё вот что интересно было прочитать : А.Урсуляк сказала, что ведущий актёр "пушки" - А.Матросов, а я до этого думала, что им является наш тов.Звезда...

Severvirgin: Я думаю, что г-жа Урсуляк выразила свое личное мнение , а оное, как всякое из множества подобных, субъективно. Кроме г-на Матросова в театре служат и Алла Борисовна Покровская, и Вера Валентиновна Алентова, и многие другие, не менее примечательные личности. В конце концов, существование "ведущего" актера не исключает наличия на сцене прочих, отдельно стоящих, талантливых единиц искусства.

Severvirgin: (продолжение) Вторая часть интервью с Александром Арсентьевым, Александрой Урсуляк, Алексеем Франдетти и Александром Матросовым (первая была опубликована 25 декабря. Их встреча с новосибирскими журналистами состоялась 30 ноября 2007 года. - Вам не обидно, что только Лазарева выделяли? Александр Арсентьев: Не обидно. В том, что выходило, говорилось всегда о коллективе. Александра Урсуляк: Я, например, пришла в этот спектакль намного позже, когда его играли почти два сезона. И я пришла только по одной причине – потому что он мне очень нравился. Самое главное – что мне нравится атмосфера внутри постановки, что это очень командный спектакль, когда один подхватывает другого, и каждый друг за друга болеет. Он именно командный, он не соревновательный, на мой взгляд. - Вы брали специальные уроки вокального мастерства? Александр Арсентьев: Мы с этим родились (дружно смеются). Конечно, есть специальная подготовка. Ты готовишься к роли, к тому, чтобы зритель в зале слушал и не верил, что мы поём вживую. Когда мы играли в Москве, многие говорили: ну вот, опять начали петь под фонограмму. А мы поём вживую. И очень многие не верят, что можно бегать – и петь. Можно скакать – и петь чисто, без дыхания. Все привыкли, что эстрадные артисты поют под фонограмму. Это подготовка, профессия такая. Но была подготовка, а как же. На первые спектакли ведь шли люди искусства. Они видели название – «Одолжите тенора» - и ради только названия шли посмотреть, как поют там оперные партии. И для некоторых оперных певцов было удивление. Например, у нас есть дуэт с Бяковой в начале второго акта, и они удивлялись: как поют без аккомпанемента? - Как вы находите новосибирскую публику? Алексакндр Арсентьев: Интеллигентный зритель. И, по-моему, несколько неготовый. Александр Матросов: Да и мы особо тоже. Арсентьев: Зрители разные совсем. И, получается, тот, который был в Сочи, в Питере, в Москве… Здесь очень долго к нам присматривались. АлександраУрсуляк: Я заметила, что смехи были в совершенно разных местах. И неожиданные, не общим залом… У всех было всё свое. Первое время – первые пятнадцать минут – было так: «Аааа…». Арсентьев: Друг к другу так пристраивались. Поэтому финальный приём был неожиданным очень. Потому что присматривались долго-долго-долго, а потом вроде как: «…эх, хорошо!». Подружились. - Ваши друзья были на спектакле? Александр Матросов: Два моих друга были. Работают в театре «Глобус». Это Алексей Крикливый, режиссёр, и Илья Паньков, артист. Они профессионально смотрели. Хохотали, отдохнули. - Требовалось ли адаптировать спектакль к новой сцене? Александр Арсентьев: Адаптация по техническим вещам, наверное, да, происходит всегда, потому что разные площадки. Адаптация всегда происходит в каждом спектакле, независимо, в Москве ты играешь или куда-то приезжаешь. Всегда разный зал. Именно площадка. И зритель всегда разный. Очень нужно подружиться, познакомиться. В Новосибирске, например, у всех участников спектакля было ощущение, что мы играем премьеру. Волновались, всех колотило, всё это очень ответственно. Не то что когда играем в третий, четвёртый раз спектакль и расслабились: всё прекрасно… Такого не было. Очень страшно. Очень. Как будто в первый раз с парашютом прыгаешь. - С «Тенора» уходили. Почему? Не готовы? Александр Арсентьев: Зрители всегда уходят. Нет ни одного спектакля, с которого бы зрители не уходили. Невозможно понравиться всем. Мы же не мёд, не золото всё-таки. Кому-то нравится, кому-то нет, значит, кто-то уходит. Кто-то принимает, кто-то не принимает. Это нормальный театральный процесс. Алексей Франдетти: Я смотрел спектакль четыре раза как зритель. И приходил на него постоянно, просто потому, что получал огромное удовольствие, равно как и все те люди, которые находились со мной в зале в этот момент. А теперь – как и было обещано в начале, о Максе. И на сцене, и в жизни Алексей Франдетти производит впечатление скромного молодого человека. Но, присмотревшись, понимаешь, что не так всё просто. Алексей закончил всероссийский государственный институт кинематографии в 2006 году. Играл главные роли в мюзиклах «Ромео и Джульетта», «Маугли», «Золушка» (Театр оперетты). 8 декабря он сыграл в этом театре премьеру – мюзикл «Рикошет». «Собственно, случилось такое событие в жизни – меня пригласили в этот спектакль. Я почувствовал: пригласили не просто в спектакль – пригласили в команду, в семью», - говорит Алексей. - Вас позвали, чтобы вернуть спектакль в репертуар. Стало быть, вы хорошо поёте? - Это вы услышите вечером. - Не «давило», что это чужая одежда, чужая роль? Хотели повторить рисунок роли или вы принципиально вносите что-то новое? - Нет принципиальной позиции делать конкретно по-другому, просто чтобы сделать по-другому. Когда есть какие-то вещи, когда они сделаны хорошо, то почему нужно что-то менять? Тем более есть внешний рисунок роли, очень чёткий, вплоть до па. Просто необходимо работать в нём: если ты вовремя не откроешь дверь, в неё, не дай Бог, кто-то впишется. Есть чисто технические вещи. А внутренне, естественно, я пытаюсь… У меня есть чисто моё отношение к роли, и невозможно привнести что-то другое, это только мой взгляд на те или иные события, которые происходят с героем. Франдетти – это не псевдоним, как могло показаться, а настоящая итальянская фамилия. Восточных кровей, говорит Алексей, в нём нет абсолютно, за исключением того, что он родился и вырос в Ташкенте. Сегодня он «разрывается» между тремя театрами: имени Пушкина, Оперетты и Центром драматургии Казанцева и Рощина. Пока пытается совмещать работу в этих театрах и вполне доволен. - Самая-самая роль – это какая? - Невозможно сказать, что самая вот эта моя любимая роль, эта – нелюбимая. Так получилось, что все роли, которые на сегодняшний день сложились в моей жизни – это не просто «меня кто-то там на них назначил, потому что я не нахожусь в труппе ни одного театра». Каждую я хотел получить, и она была заслужена, и не просто так она свалилась на голову, она была получена потом, кровью, каким-то трудом. Поэтому каждая роль, будь то Маугли, Ромео или Макс – для меня каждая очень ценна. - Хотели стать звездой? - Конечно, я буду кривить душой, если буду говорить, что не хотел. Когда-то, может быть, стояла конкретная задача – стать звездой. А со временем просто приходит желание хорошо сделать эту работу, хорошо сделать вот эту работу. И звёздность – уже просто результат, следствие, которое приходит за тем, что ты сделал. Поэтому главное на сегодняшний день – справиться с поставленной задачей. источник

Хомка: Severvirgin Молодца, порадовала продолжением! Наверно "источник" вышел из новогодних запоев и удосужился опубликовать окончание Мне почему-то вторая часть интереснее первой показалась. А новосибирского зрителя ещё Задорнов выделяет, тоже как интеллигентного и отзывчивого.

Vаниль: Severvirgin А фото где?

Severvirgin: Фоты нема. Фоты кончились.

Severvirgin: от 21-27 января 2008 Большая статья о сериале ТЯЖЕЛЫЙ ПЕСОК

Хомка: Слушай, Север, а точно газета "7 дней" называется, да? Я сегодня в киоске спросила, на меня удивлённо из-за очков взглянули и сказали, что у них такой и не бывает...

Мышонок: Хомка, это не газета, это журнал такой, с тв-программой. У нас в Москве он в киосках продается, не знаю, во всех ли, но во многих. А вот как у вас...

Princes: Хомка Это журнал, но он к сожалению практически только в Москве продается. Даже в Питере ооочень редко!

Хомка: Ну вот, как обычно, всё интересное мимо... Попробую ещё раз спросить, но вряд ли - на название то продавец бы отреагировал бы, если б знал.

Princes: Хомка не боись, я сканы попробую выложить, но только в понедельник!

Хомка: Princes Да я в отзывчивости и порядочности Администрации и форумчан ни сколько не сомневаюсь! Томск уже почти люблю,но иногда резко ощущается, что живёшь в ...ну, скажем так, не в самом центре вселенной.

marta+: Хомка пишет: Слушай, Север, а точно газета "7 дней" называется, да? Я сегодня в киоске спросила, на меня удивлённо из-за очков взглянули и сказали, что у них такой и не бывает... У нас тоже не бывает..Установлено опытным путем. И также удивляются))

Princes:

Princes: Уж простите если что не так и не грузицо, я старалась чтобы было читабельно и смотрибельно!

Severvirgin: Читабельно и смотрибельно даже для тугозрячих.

Хомка: Ух ты, эдорово! Princes , огромные спасибоны!! Грузится всё нормально, читабельность и смотрибельмость превосходная Масштабный фильм получился (и по сценарию и по затратам на съёмки). Теперь, главное, чтобы его,как "бесов" только по "столице" не показали!

Severvirgin: ЖИВОЙ ЖУРНАЛ как средство массовой информации. ))))) обнаружила Аличе)))

Смешная: Спасибо Аличе, ну и конечно Север, за обновления!!!

Хомка: Кстати, про шутки на съёмочной площадке - там же на амедии (не на форуме , а где-то в материалах сайта АЛ) была одна рассказана. Как Маркиз из Петьки хотел "шашлычок" сделать

Хомка: Интервью давнее, но интересное, к тому же нужно для полноты коллекции. Ученик учителя Ольга Галахова, «Дом актера», январь 2002 г. В редакции мы часто укоряем друг друга за то, что оказываемся невнимательными на страницах нашего издания к молодым актерам, которые только начинают свою работу в театре, невольно идя по протоптанной дорожке, протоптанной крутыми СМИ, жаждущими проэксплуатировать отциклеванные и вновь отлакированные лица звезд, автоматически поднимающих тираж издания. Что поделаешь, деньги идут к деньгам. Издания, дорогой читатель, живут за счет лиц, которых они эксплуатируют, а «лица» поддерживают свой имидж за счет многотиражных СМИ. Как интересно прочесть псевдоисповедь псевдохудожника Н. С. о том, с кем из известных актрис он состоял в интимных отношениях. Не беда, что актриса Т. В. замужем. А как интересно наблюдать за движением к голой правде актрисы Л. В, достающей из прошлого воспоминания о том, как ее «подстилали» к выдающемуся кинорежиссеру С. Г, и она ради карьеры шла на это. Сейчас актриса счастлива: у нее любимый муж и сын, о чем также сообщается в интервью. Ведь не боится, что прочтут, напротив, хочет, чтоб прочли! Остаться любой ценой на слуху, при внимании публики, даже если эта цена — отказ от стыда. Но есть совсем другие актеры — спокойного, несуетного ритма, умеющие вслушиваться в самих себя и честно соотносить свою профессию с общим, высшим предназначением театра. Они пока не известны, молоды, только начинают и пока не претендуют на многое. Хотелось, чтобы вера эта осталась и привела к справедливому вознаграждению чистых людей театра — подлинному признанию у публики, критики. Выбор нами сделан, в известной степени, случайно. Мы пригласили актера театра теперь им. Пушкина Александра Арсентьева, совсем недавно он был актером МХАТа им. А. Чехова. Интервьюер сама проработала в Школе-студии МХАТ одиннадцать лет, преподавала и на курсе, где учился Саша, а потом ушла из прославленной школы. Показалось, что есть странная симметрия, зеркальность в судьбах студента и педагога Школы-студии. Решили встретиться и поговорить, уже как коллеги. — Когда вы закончили Школу-студию? — В 1999 году. Последние два года оказались очень насыщенными: после Школы-студии пришел во МХАТ, где у меня было достаточно много спектаклей: «Скупой рыцарь», «Ундина», «Бабье царство», «Преступление и наказание», была маленькая роль в спектакле «И свет во тьме светит». Плюс массовки. В общем, горевать не приходилось. Забыл еще климовский спектакль — «Джульетта и ее Ромео». Да! еще играл Печорина в театре им. А. С. Пушкина. — Солидный задел для молодого артиста. Из этого перечня совсем непонятно, почему вы, спустя два года, все-таки ушли из МХАТа? — Меня позвал мой педагог, Роман Ефимович Козак. Я долго думал, выбирал и выбрап … все-таки его. Душа лежала к нему. Когда меня Олег Павлович Табаков спросил: «Почему уходишь?», — я сказал: «Иду, потому что меня позвал учитель». Олег Павлович, надо отдать ему должное, оставил мне четыре спектакля, которые я сегодня играю во МХАТе: «Лесная песня», «Сирано де Бержерак», «Ундина» и «Профессия миссис Уоррен». И, конечно, мне дороги мхатовские вечера. — А что ждет у Романа Козака? — У Козака ставится «Ромео и Джульетта», где я репетирую Меркуцио, помимо того, я еще ассистент режиссера в этом спектакле. Ужасно интересно следить за тем, как создается ткань спектакля. Есть много других планов, которые не буду сейчас раскрывать, чтобы «не заболтать». — А что сейчас играете? — Пока только два ввода. В моем репертуаре — два детских спектакля в театре Пушки на, «Ударяю» по утреннику: играю в детском спектакле «Остров Сокровищ» и в спектакле «Дубровский». — Ради двух спектаклей уходите в театр Пушкина? — Нет, конечно, не из-за двух спектаклей. Наверное, пошел, чтобы начать что-то новое, попробовать свои силы. Потому что все равно во МХАТе я чувствовал себя, как дома, в своем гнезде. В какой-то момент почувствовал, что хочу делать что-то еще. — А у вас же студия была при МХАТе? — Это была идея руководителя нашего курса Олега Николаевича Ефремова — создать студию при театре. Но после того, как его не стало, многое поменялось, потому что все вдруг начали думать: «А что дальше?». Хорошо, что эта история студийности плавно перешла во мхатовские вечера, которые делает с нами Марина Станиславовна Брусникина. Два года на зад, когда мы из Школы пришли во МХАТ, Марина Станиславовна подошла к Ефремову, сказала: «хотим читать стихи и прозу со сцены». Первый вечер мы читали свои работы. К нашему процессу присоединились ребята-актеры из МХАТа. Сложилась команда единомышленников, где все друг друга понимают. За два года у нас возник свой зритель, зал полный, всегда переаншлаг — мы делаем бесплатные вечера. И по том потихоньку пошло-поехало: стали искать новую прозу, стихи, устраивали тематические вечера. Один из первых назывался «Волшебный хор» — посвящался Ахматовой и ее четы рем ученикам, Найману, Бобышеву, Рейну и Бродскому. Мы показывали кинозапись Ахматовой, Бродского, читающих свои стихи. Найман и Рейн читали «вживую». Совсем недавно сыграли Астафьева — практически на следующий день после его похорон, так совпало. Марина Станиславовна принесла нам два его рассказа — «Пролетный гусь» и «Бабушкин праздник». За три с половиной недели мы сделали спектакль. Олег Павлович дал добро. Теперь он будет идти на Новой сцене. Когда мы репетировали, я понимал, что этот спектакль будет «цеплять», но я не ожидал такого эффекта. Мне доводилось слышать, как смеется весь зал, но я никогда не слышал, чтобы плакал весь зал.

Хомка: (продолжение) — Олег Николаевич Ефремов и Алла Борисовна Покровская были руководителями вашего курса в Школе-студии. По-моему, Олег Николаевич вас выделял на курсе? — Я так не думаю. Нормальные взаимоотношения были, как у всех. — Саша, не скромничайте. Я знаю, что Олег Николаевич вас выделил. — Не знаю. Это мне уже на четвертом курсе стали говорить: «Олег Николаевич хочет с тобой поговорить». — А почему он вас из беды решил выручать — что это за история? — Не хочу говорить об этом. Была там одна история. .. — Подрался? — Ну. .. практически. Ефремов мне тогда очень помог. Потом, когда перестану стесняться, расскажу… — А стесняетесь? — Ага. Все почему-то думают, что актеры должны быть наглые. — А на сцену страшно выходить? — Нет. На сцене не стесняюсь. — А страха нет? — Это не страх зрителя, там другое — адреналин. Меня хлебом не корми — дай на сцену вылезти. К зрителю вообще надо относится так, что он, зритель, добрый. Даже если он слегка злой, его же можно завлечь — в этом вся загвоздка! — И все-таки, кем был для вас Ефремов? Когда вы учились, Олег Николаевич уже болел, появлялся в Школе не часто — реальным руководителем курса все равно была Алла Покровская. — Никогда не забуду, как Олег Николаевич приходил на все показы, на все экзамены. На первом курсе мы ставили сказки. Пришел Ефремов, отсмотрел сказок тридцать. То замечание сделает, то похвалит, а в конце говорит: «Ну, ребят, вы не переживайте — и такой театр есть, и так играть можно…». Мы, хоть и смеялись, но слышали эту иронию, понимали, что он-то знает, каким должен быть театр. После «Бури» — дипломного нашего спектакля — он нам сказал: «Выкобенивайтесь, как хотите, но не забывайте, что вы люди…». Когда мы поставили климовский спектакль «Джульетта и ее Ромео», все собрались, он сидел сбоку. Мы думаем: «Щас как даст!». Его долгая пауза, потом говорит: «Ну, вам самим-то нравится? Нравится, хотите играть? Ну, хорошо, а что…», — и пошел, чего-то там про себя думая. А спектакль получился, действительно, неоднозначный. Многое надо было изменять, доделывать; очень много споров было на репетициях — уж очень непривычный стиль. — А умел Ефремов хвалить? — Самое сильное воспоминание, оставшееся в памяти, когда он в последний раз смотрел наш спектакль. Это было «Бабье царство в Мелихово». Тогда никто не ожидал, что он приедет, потому что он был сильно болен. Лучше спектакля мы не играли. Такой лучезарный, светлый. Ефремов посмотрел на нас и сказал: «Нет, ну я знал, что хорошо, слышал, мне рассказывали… но чтоб та-а-к!… я не ожидал». После «Бабьего царства» он меня позвал, говорит: «Сань, пройдут выходные, и мы потом соберемся все вместе». Он душой очень переживал за студию, которую хотел с нами делать. Я сказал: «Конечно, Олег Николаич, соберемся обязательно». Этому было не суждено случиться. Олега Николаевича вскоре не стало. Мы много говорили с ним о театре, о том, каким должно быть театру, во многом сходились. Да, другое время, другие ритмы, зритель воспитывается на телевидении, и за эти десять лет да же вкусовые восприятия у людей поменялись. Они привыкли к сериалам на ТВ, и потому «съедают» даже плохой спектакль в театре. Я говорю: «Клиповое сознание сейчас, Олег Николаевич. Сцена тоже должна как-то отражать этот процесс». Он отвечает: «Ну, клипы, ну меняются темпы, ну другое поколение. .. Но зритель-то все равно приходит в театр за живым человеком, живыми отношениями, настоящими». — Объясните мне, что случилось на «Трех сестрах»? Ефремов был уже не здоров. Нельзя сказать, что до этого во МХАТе были особые победы, но на «Трех сестрах» случилось что-то важное. Мне этот спектакль дорог. — Премьера прошла потрясающе — это по том спектакль немного «разболтался». Мы его смотрели всем курсом, и все сошлись в одном: «Лебединая песня». — Как вы думаете, Ефремов понимал это, как вам кажется? — Думаю, да. Он часто в то время повторял: «Надо все записывать, все мысли. Вот у меня книжечка. По поводу „Трех сестер“ я там записываю с какого-то далекого-далекого года». Но я на этом спектакле вдруг услышал текст Чехова, вдруг увидел реальных настоящих трех сестер. Для меня этот спектакль — наверное, как «Три сестры» Немировича-Данченко для взрослого поколения. Виктор Гвоздицкий, Андрей Мягков, Наталья Егорова, Лена Майорова. Там гениально выстроена сцена прощания Маши (Лены Майоровой) с Вершининым, когда она как бы «подламывается». Лена рассказывала мне, как это было на репетиции. Олег Николаевич сказал ей: «Ты сделаешь к нему шаг и переломись» — «Зачем?!» — «Не спрашивай, просто переломись». — Кто является для вас критерием доверия, когда оценивается ваша работа? — У меня есть несколько людей, которые мне скажут правду по поводу моей роли. Это мои педагоги — Алла Борисовна Покровская, Роман Ефимович Козак, Марина Станиславовна Брусникина; а еще — папа, мама и брат. Маме, конечно, многое нравится, папа, напротив, умеет как-то отдалиться и посмотреть со стороны. — Каков рейтинг ваших ролей в семье? — Они не много видели — редко приезжают, живут в Тольятти. Но самый любимый у всех был «Бабье царство». — Вы учились в Школе-студии, потом легко и естественно перешли во МХАТ. Когда перестаешь быть учеником, вливаешься в такой серьезный коллектив, коим является МХАТ, есть разница в самоощущении? — Есть. Помимо того, что мы держались курсом, студией все вместе, и переход получился из школы в театр мягкий, но появилось больше внутренней ответственности. Я чувствовал, что меня будут воспринимать не просто как актера, а именно актера этого театра: я - лицо того заведения, которое представляю. Меня, скорее всего, так и не воспринимали, но наедине с собой все время время думаешь: я - актер МХАТа. У нас даже был период, когда мы проводили студийные собрания, писали устав студии. Для нас всех это было важно: «Ты - студиец театра МХАТ». Если ты на стороне что-то делаешь — веди себя соответственно. — Это было прямо в уставе прописано? — Да. Мы разговаривали по этому поводу, ссорились, ругались. Потом эти сборы как-то сами собой закончились. В чем, видимо, была ошибка: мы внутренне заставляли себя —«поступай так». А театр всегда рождается от общего дела. Возникают какие-то внутренние отношения, что не оговаривается, что не нужно записывать. Каждый естественно понимает: что можно, а чего нельзя. — Когда вы начинали самостоятельное существование на сцене Художественного, приходили на репетиции, в которых заняты известные актеры, вам страшно не было?

Хомка: (окончание) — Я работал с Сазонтьевым, Любшиным, Сергачевым, Гвоздницким, Натальей Егоровой. Страшно — первый раз. Во-первых, возникает чувство, что на тебя смотрят, тебя оценивают, за тобой наблюдают. Когда репетировал «Профессия миссис Уоррен» с Жолобовым, с Сергачевым, Максимовой, мне почему-то казалось — вот ты ходишь, а они все время про тебя думают и отмечают: «Сейчас ты не то сделал». Потом понимаешь, они занимаются своими делами, своей ролью, самим собой на сцене, своим персонажем, они — такие же партнеры. Не было никогда такого: «Ну, ты молодой, — давай, давай!». Напротив — всегда помогали, советовали… И потом, когда за ними наблюдаешь, многому ведь учишься. Сейчас точно не помню, какую репетицию я смотрел… на сцене был Мягков. Я просто увидел, как умеет мыслить актер на сцене, что такое процесс, как он выстраивает роль, как он ходит, говорит, что делает. Я вдруг вижу отношение к профессии, к работе. Оно — у всех «стариков», которые были связаны с «Современником». Театр для них не место, где зарабатывают деньги, работают на собственную славу. Театр — то место, в котором выстраиваются духовные отношения. Это собранность, дисциплина людей, не опаздывающих на репетицию. Они всегда знают роль, всегда помогут. У них есть «чувство локтя». А каким для меня потрясением был Кашпур! Мы репетировали «Преступление и наказание», сцену в трактире. Как он играл Мармеладова! Я следил за каждым движением — как этому научиться?! Человек не просто говорил слова, диалог с тобой вел — я увидел этого Мармеладова, которого жалко, увидел все его нутро, всю трагедию. — А театром где увлеклись? — Дома, в Тольятти был такой народный юношеский театр «Ровесник», где-то в классе шестом я туда пришел. Никогда особо серьезно к этому не относился — хобби. Потом я еще борьбой параллельно занимался — серьезный парень из рабочего города, там все спортом занимаются. Несколько раз пытался из театра уйти. Но первую фразу, которую нам сказала Наталья Сергеевна, наш художественный руководитель, запомнил на всю жизнь: «Вы пришли в театр. Ваша жизнь принадлежит театру. Вы теперь полностью принадлежите ему». Я тогда всерьез это не воспринял: «Жизнь принадлежит театру — ерунда какая-то»… — А как поступал? — Я собирался вообще стать юристом. Месяц готовился. И приходит девчонка знакомая, говорит: «В студию при театре „Колесо“ набирают». А это был уже профессиональный театр. Пошел, показался — взяли. Год проучился в студии, рванул в Москву. Думал: «Завалюсь сейчас во всех институтах, и домой». Месяц ходил везде поступал. А до этого, когда мы весной с гастролями театра «Колесо» приезжали в Москву, я узнал, что в ГИТИС набирает Марк Захаров. И приехал, собственно, к нему. Поступил. Но пробовался много где. В ГИТИСе тогда был ремонт, осталось впечатление стройки; от Щуки — ощущение помпезности. А во МХАТе. .. Как сейчас помню, — открываю дверь — и этот старый коридор, эти старые люстры… Так тепло мне стало. Я сказал: «Хочу учиться здесь». Там вообще история смешная: в ГИТИС меня уже зачислили, а завтра во МХАТе конкурс еще только. Я ложусь спать, кладу под подушку две бумажки. На одной написал: МХАТ — Ефремов, на другой — ГИТИС — Захаров. Всю ночь снится, ГИТИС вытащил. Утром просыпаюсь в холодном поту, думаю: «Вытащу ГИТИС, все равно пойду во МХАТ». Вытаскаиваю… мятую-мятую бумажку — «МХАТ»! Думаю, а что же «ГИТИС»? Вытаскиваю совершенно гладкий лист. Все! Прихожу в ГИТИС, говорю: «Здравствуйте, я бы хотел забрать у вас документы». Там в полном недоумении: «Подождите… Вы же зачислены, к Марку Анатольевичу!» На что я начинаю плести что-то вроде: «Мне кажется, я не смогу быть студентом Захарова…» и т.п. Во МХАТ прилетаю — язык на плече, и меня первым вызывают. Читаю Чехова «Не в духе». Пока читал, зал так особо не реагировал — немножко хихикали. Смеяться начали позже, когда Олег Николаевич спросил: «Ну вот, вам сейчас двадцать два года» (а говорили, что тех, кому больше двадцати, берут хуже). Я перебиваю: «двадцать один, через месяц только двадцать два будет». Он продолжает: «Чем вы занимались до этого, расскажите о себе». И я начинаю: «После школы не поступил в институт. Получил двойку за сочинение. Пошел учиться в училище. Получил профессию „электромеханик по торговому и холодильному оборудованию“. Работал в столовых. Потом меня забрали в армию. В армии я научился играть на духовых инструментах. Мне дали трубу, я за неделю не смог выучить гимн России, выучил только первую цифру, после чего мне сказали; „Не, брат, у тебя не пойдет“. Мне дали после этого тубу, сказали: „Вот тебе Шопен, выучи похоронный марш“. Так как там партитура очень простая — две ноты, тринадцать тактов: пум-пум, пум-пум, потом фиеритура: пум-пум-пум-пум, через час я сыграл это дирижеру, он сказал: „Вот молодец“, и на следующий день я поехал на похороны». — Скажите честно — это чей текст? — Это мой текст, моя биография! (Смеется). Зал впокатуху лежит. Я ничего не пойму: я устал уже от этой истории, потому что думаю: «Не берете, так чего вопросами идиотскими мучаете…». Стою вот с таким настроем и на монотоне рассказываю: «На следующий день поехал на похороны. И так в течение службы несколько раз ездил в составе похоронной бригады». — Саша, мы знаем, что закончилось все благополучно. Вы успели поработать во МХАТе, потом ушли (!) в другой театр. Скажите, нет ли у вас сегодня разочарования в институте театра? — Я бы не сказал, что это разочарование. Есть внутреннее желание что-то изменить. Я чувствую, как должно быть. Это то, о чем мы говорили с Олегом Николаевичем: хочется вернуть в театр живую душу. Ее сейчас так мало. источник

Severvirgin: Хома, слов нет!!! Наверное, это одно из самых обстоятельных интервью, какие только были. )))

Хомка: ...ну это не моя заслуга!)) Мне вот особенно понравилось про музицирование в армии и прямо мистическая история с поступлением в школу-студию

Смешная: Хомка спасибо, что нашла такое интересное интервью!

Severvirgin: Смешная пишет: Хомка спасибо, что нашла такое интересное интервью! Мдя. Какие только раритеты не водятся на сайте Пушкинского театра. )))))

Хомка: Severvirgin пишет: Какие только раритеты не водятся на сайте Пушкинского театра. ))))) Ну это да, но вот обновлений там давно никаких нет, а в остальных статьях большей частью про С.Лазарева написано ((...нам бы штатного журналиста завести, а то обыдно немного.

Несмеяна: Хомка СПАСИБО! А про штатного журналиста, это интересная идея!

Хомка: Смешная, Несмеяна - да не за что!)) Я статью ещё до регистрации на сайте прочла, просто в голову до сих пор даже не стукнуло, что её можно и нужно сюда перебросить

Хомка: Вместе с фотографией ещё статья обнаружилась. Спектакль "Зеленая зона" был создан в мае 1997 года. Рожденный в стенах Художественного театра, этот спектакль посвящен 100-летию МХАТ. Очень личная "...время текло и текло и Бог сидел неподвижно на своей вечной скамеечке" Олдос Хаксли ЗЕЛЕНАЯ ЗОНА Сразу оговорюсь, что писать о серьезных вещах мне крайне тяжело. Мои способности для этого, мягко говоря, узковаты. Не даром наш интернетный театральный "Роман в письмах" носит чисто развлекательный характер - соответственно любимой пословице: "Там где ты ни на что не способен, там ты не должен ничего желать". Но промолчать в данном случае я уж никак не могу, поэтому для начала самое простое: СПАСИБО ОГРОМНОЕ Павлу Алимову - московскому продюсеру, к тому же, как выяснилось, моему соседу, за то, что я вообще попала на этот спектакль. В "Зеленой зоне" Павел делает звук - кстати, совершенно великолепно. Павел очень давно в театре, он его настолько любит и настолько устал от него, что часто, проведя огромную работу, во многом дающую спектаклю жизнь, смотреть сам спектакль уже бывает не в состоянии. "Вы тоже скоро устанете" - сказал он мне. Да я уже устала - я устала смотреть примитивные, пошлые и откровенно бездарные вещи, которыми прямо-таки наводнен наш театр. На общем фоне того, что можно увидеть сейчас - этот спектакль скорее исключение. Но его появление вполне для меня объяснимо, и, надеюсь, закономерно. "Зеленая зона" - это явление, а не событие. Это начало процесса, весьма характерного для русской культуры в целом, и для русского театра, в особенности. Этот спектакль не случайно родился в недрах (вернее, в высях - 6 этаж все же!) МХАТа. Хоть я и хожу во МХАТ регулярно на все премьеры, и на "Привидения" тоже собираюсь, но наблюдать то, что там сейчас происходит мне особенно больно. Поскольку я в таких годах, что застала "Иванова" со Смоктуновским, "Чайку" с Вертинской, и в "Амадее", по великому моему счастию, Безрукова не было, я застала Ю.Богатырева, Е.Евстигнеева, "Старый Новый год", "Кроткую" с Олегом Борисовым - короче, мне и повезло и нет. Поскольку те, кто этого всего не видел, спокойно сидят в зале и их ничего не смущает. Все это было давно, когда я была маленькая (и небо было голубее и соль солонее) - это было как раз то самое страшное время застоя и безграничного произвола цензуры. И как-то людям надо было выжить и не стать растениями. Кроме изумительного театра, тогда у нас был Тарковский, в метро читали "Мастера и Маргариту" в перепечатках, а не Маринину, да и вообще много чего было. Как и все в жизни, этот период закончился. Постепенно наступило время кажущейся все доступности и вседозволенности. У многих возник самый натуральный синдром Шарапова - на фронте было проще, там враг был виден. Если раньше, хотя бы примерно знали, что к чему, то теперь можно просто потонуть в американском кино, женских романах, убогом театре (где теперь можно ставить абсолютно все и по- всякому), про телевидение и тэ дэ - я уже просто молчу!!! - потонуть, да и не заметить этого. Как совершенно справедливо заметил герой пьесы Владислав Павлович - человек не меняется. И сейчас всем тоже надо выжить - и тоже, по возможности, не стать растениями. Для того, чтобы жил такой большой город как Москва, у него должна быть Зеленая зона - чтобы просто элементарно не задохнуться. "Зеленая зона" Михаила Зуева поставлена Сергеем Шенталинским в рамках Семинара- лаборатории режиссеров и драматургов под патронажем МХАТ им Чехова. Спектакль играется в репетиционном зале, где всего 30-40 мест. При этом на сцене - 14 актеров. Играется все это практически бесплатно. Причем настолько великолепно, что, в сравнении, почти все наши академические театры похожи на мало профессиональные драмкружки. Люди на сцене просто испытывают потребность играть - я давно не видела, чтобы актеры по ходу пьесы даже ели с таким аппетитом! От того, что они делают, они получают удовлетворение не меньшее, если не большее, чем зал. Пересказать сюжет вкратце невозможно. Пересказать жизнь шести семей?.. Послевоенное время скинуло их в заводской барак недалеко от Москвы - в "Зеленой зоне". Ну, условия существования - ясно какие. Пьеса построена практически на одних вопросах. А вот актерская реализация дает совершенно определенные ответы. Нестандартное сочетание. Условно спектакль разделен на две части философской восточной притчей о берегах нашей жизни, которую поведал нам Тема, пришедший в барак откуда-то из миров Достоевского. И все действие построено так, что волей неволей все время приходится выбирать - так какой берег? А в жизни все так неоднозначно. Владислав Павлович - старый интеллигент, считает, что уважающий себя человек должен, прежде всего, жить в нормальных условиях, а вот Нина Дмитриевна - из новой интеллигенции, свято верит, что ни какие нормальные и ненормальные условия не могут сравниться с ценностью самой человеческой жизни. Тот же Владислав Павлович произносит замечательный монолог о примитивно-животной сущности своих соседей по бараку - читай по стране. А супружеская пара этих примитивов - Прохор и его жена Паня вызывает какую-то щемящую ностальгию по семье - настоящей семье. Мне вообще не везет в этом смысле - почти все знакомые мне супружеские пары в своей фальши, ох, как далеки от этой - так искренне сыгранной. Чему удивляться? Мы же в театре. "Чем натуральнее играешь, чем ближе к действительности, тем больше понимаешь, что это все ложь" - примерно так говорит бывшая актриса Нина Дмитриевна. Так все-таки театр - уход от жизни, сама жизнь - или все же способ выживания?

Хомка: Спектакль очень неровный и в нем нет никакой системы - как в жизни, где изолированные сцены отдельных семей неожиданно и очень по-русски объединяет за одним столом общая, часто мифическая радость, сметает всех вместе общее, уже совсем не мифическое горе. Актерская игра здесь превалирует - то, что происходит на сцене - просто затягивает, не говоря уже о том, что чем дальше, тем больше ощущаешь себя полноправным жильцом барака. Действо актеров необыкновенно тепло и насыщено мягким и грустным юмором коммунальных кухонь. Все роли хороши, но поскольку я не могу без особых пристрастий, хочу выделить Паню - Елену Казаринову и Прохора - Юрия Екимова: во-первых у них просто изумительный семейный дуэт, к тому же оба крайне органичны и актерский реализм их какой-то высшей пробы. Очень располагает к себе Константин Чепурин, а надрыв его Коли, особенно болезненный в мягком человеке - все это слишком хорошо знакомо по жизни. Великолепен красавец - смутьян Толя - Александр Арсентьев - он слишком ярок и немного чужд не только в бараке: к таким все тянутся, и они всегда лишние в этой жизни, она порождает и выталкивает их, ведь они не притираются, не уживаются, не вписываются. Таких уничтожали всю историю человечества. И, наконец, Владислав Павлович - Евгений Воскресенский и баба Шура - Альбина Тиханова: два удивительно колоритных характера, два извечных антипода рассудка и эмоций, вечный парафраз темы "русской интеллигенции" и "русского народа". Они не даром оказались сведены вместе в этом бараке - попав сюда с разных концов жизни, они крепко связанны именно жизнестойкостью, осознанной или нет, но способностью выжить. На все заданные и не заданные вопросы мы отвечаем по-разному: и драматург, и режиссер, и актеры, и зрители. Но в финале становится совершенно ясно, почему спектакль играют именно так и именно здесь, почти без зрителей, почти для себя. Всем нам надо чем-то дышать. У каждого, видимо, своя Зеленая зона. И никому не хочется быть забитым насмерть. А у нас могут, причем не чужие - свои... Прохор Пасечник Юрий Екимов Паня, его жена Елена Казаринова Володя, их сын Александр Салминов Максим Корнеев Ростислав Бершауэр Клава Горохова, его жена Вера Воронкова Борис, ее сын Владимир Феофанов Толя Гущин Александр Арсентьев Нина Дмитриевна Носкова Любовь Мордвинова Владислав Павлович, очередной сожитель Нины Дмитриевны Евгений Воскресенский Валя Лебедева, по прозвищу "Лебедина" Екатерина Африкантова Николай, ее муж Константин Чепурин Шура Салова Альбина Тиханова Лида, ее внучка Снежана Синкина/ Наталья Попова Тема Анатолий Королько ссылка

Смешная: СПЕШИТЕ ВИДЕТЬ!

Severvirgin: Смешная, РЕСПЕКТ! Даже не спрашиваю источник. ))))))

Смешная: Severvirgin пишет: Даже не спрашиваю источник. )))))) А как ты думаешь?

Severvirgin: Смешная пишет: А как ты думаешь? No comments! Потому и не спрашиваю.

Смешная: Severvirgin пишет: No comments! Потому и не спрашиваю. И правильно делаешь!

Александр: Смешная Ух-ты даже я этого не видел

Смешная: Александр, самые эксклюзивные материалы, только на нашем форуме.

marta+: Цитата:.... ... Как интересно... Александр Сергеич, для истории скопируйте Или попросите подлинник))

marta+: Комсомольская правда Мурманска, к Премьере фильма "Тяжелый песок" опубликовала интервью Александра Арсентьева 06 октября 2008 понедельник Звезды Александр АРСЕНТЬЕВ: На пробы «Тяжелого песка» я пришел в гипсе ссылка http://murmansk.kp.ru/daily/24002.3/81017

Severvirgin: ЭЭэээээ.... Вообще то это интервью было уже опубликовано в КП Москва 15 ноября 2007 года и висит на первой странице темы.

marta+: Может, они его повторили?специально к премьере,обращайтесь в Комсомолку (ну я могу и убрать)

Смешная: Severvirgin пишет: Вообще то это интервью было уже опубликовано в КП Москва 15 ноября 2007 года и висит на первой странице темы. Правильно и лежит оно вот здесь И фото, и интервью уже есть, зачем вывешивать одно и тоже? Более того, оно есть в теме "Тяжелый песок". Если кто незнает.

marta+: А, кстати, хорошо,что мы эту статью нашли одновременно)) Это говорит о том, что нам всем интересно!

Хомка: газета "Вечерний Челябинск" Александр Арсентьев: «День рождения отмечал у виселицы» текст: Елена Соколова фото: из личного архива Александра Арсентьева, Первого канала и кинокомпании Главная премьера осени на Первом канале — многосерийный фильм «Тяжёлый песок», снятый по роману Анатолия Рыбакова. Это история двух любящих людей: еврейки Рахиль и немца Якова. Каждого из них ждала своя судьба, но на счастье или на беду они встретились и полюбили друг друга. Их мир разрушила Вторая мировая война, принеся с собой страшные испытания: страх, голод, плен, смерть близких людей... В фильме снялись известные актёры Лариса Удовиченко, Эммануил Виторган, Юрий Соломин, Михаил Ефремов, Дмитрий Харатьян, Ольга Будина, Нелли Уварова, Ирина Лачина. Роль Якова сыграл Александр Арсентьев, известный зрителям по сериалам «Каменская», «На углу у Патриарших», «Адъютанты любви», «Атлантида», «Бывшая». Мы встретились с молодым актёром и расспросили его о съёмках в «Тяжёлом песке», о творческом пути и о личной жизни. — Александр, ваш Яков с детства знал, что станет врачом. А вы знали, что пойдёте в актёры? — Я не собирался быть актёром, хотя и ходил в детстве в театр «Ровесник» на родине, в Тольятти. Но это было хобби — так же, как спорт... Родители у меня не из актёрской среды: папа работает слесарем на «АвтоВАЗе», мама — там же бухгалтером. После школы я поступал в Самарский университет на факультет русского языка и литературы и, представляете, написал сочинение на двойку — неправильно расставил запятые! Батя говорит: «Ну ты хоть до армии получи какую-то профессию». И я пошел в ПТУ, стал электромехаником по торговому и холодильному оборудованию. Пришёл из армии — пошёл работать на завод, чинил холодильники в столовых, плиты, котлы... А через год решил получить высшее образование — выучиться на адвоката. Долго готовился, ходил даже на специальные курсы. А потом в один прекрасный день всё переиграл: за компанию со своей знакомой пошёл в театр «Колесо», где набирали выездной курс ГИТИСа, и поступил! Оказалось, что вирус театра, который попал в меня в детстве, никуда не исчез! Я пришёл домой, собрал семейный совет и объявил, что буду учиться на актёра. Батя сказал: «Это твой выбор, не жалей потом о нём. Но раз уж выбрал, иди до конца!» — А в Москву как попали? — Три месяца отучился в «Колесе» и почувствовал, что мне не хватает образования. И через год сбежал в Москву. Думал, что завалюсь во всех вузах и через три дня вернусь. Но получилось так, что остался — меня приняли в школу-студию МХАТ. Пробы — Как вам досталась роль Якова? — Совершенно случайно: креативный продюсер фильма «Тяжёлый песок» Даша Виолина увидела меня в передаче «Театр+ТВ», разыскала и пригласила на пробы. Я приехал на «Мосфильм», меня попробовали в каких-то сценах... Потом пришёл режиссёр фильма Антон Барщевский и спросил, читал ли я роман «Тяжёлый песок». А дело в том, что я большой поклонник творчества Анатолия Рыбакова, перечитал практически все его произведения... за исключением «Тяжёлого песка»! Антон сказал, что более предметно мы сможем поговорить только после того, как я прочту роман. Я получил его на руки и улетел на гастроли в Сибирь с антрепризой. И в Барнауле на премьере сломал ногу, так что на пробы заявился в гипсе. — Судя по результату, сломанная нога вам не помешала? — Пришлось ограничиться сценой, где за столом собралась вся наша с Рахиль (её играет Ирина Лачина) семья. Так все пробы и просидел за столом, уплетая драники... — Фильм, я знаю, снимали на Украине... — Да, там для этого был построен целый город. Его начали строить за три года до съёмок. А потом получилось так, что стали снимать «Московскую сагу», а «Тяжёлый песок» на два года заморозили. И этот построенный киношный город прожил своей жизнью пять лет! И что интересно: за это время, что он простоял без нас, декорации стали живыми! Когда я приехал на место съёмок, увидел настоящий город с добротными домами, в которые можно было заходить и спокойно жить: в них было всё необходимое — посуда, мебель... Когда я впервые зашёл в один из них, возникло ощущение, как будто хозяева куда-то ненадолго отлучились.

Хомка: — Фильм «Тяжёлый песок» силён актёрским составом. Как вам работалось в таком звёздном эшелоне? — Прекрасно! Хотя с Эммануилом Гедеоновичем Виторганом, который сыграл моего отца, я впервые познакомился на съёмках. Но когда стали разговаривать, мне показалось, что мы знаем друг друга уже лет 20! Мы с ним очень быстро нашли общий язык, и нам даже не пришлось что-либо друг другу объяснять. К тому же мы и по возрасту подходим к роли отца и сына. И мы так привыкли к этой манере общения, что перенесли её и в обычную жизнь... Кстати, общаясь с ним, я в очередной раз убедился: чем крупнее актёр, тем меньше в нем звёздности. Поклонницы — А как у вас сложились отношения с вашей главной партнёршей по фильму Ириной Лачиной? — Ира — замечательная актриса и прекрасный человек, и общий язык мы нашли с ней ещё на пробах. — Главные герои фильма Яков и Рахиль полюбили друг друга, несмотря на то что они из разных сословий, разного воспитания и образования. Как думаете, возможно ли такое в наши дни? — Сейчас тоже общество резко делится на бедных и богатых, особенно эта разница видна в Москве. Но я верю, что всё зависит от того, насколько двое влюблённых сумасшедшие в любви. Когда люди любят друг друга, они пытаются друг другу соответствовать, один тянется к другому, ускоренно постигая то, что уже знает партнёр... Так же и Рахиль с Яковом. Она стала учиться, а он, когда приехал в Сновск, стал чему-то учиться у неё. — А у вас самого много поклонниц? — Особенный наплыв поклонниц у меня был после спектаклей «Одолжите тенора» и «Джульетта», где мы играли с Серёжей Лазаревым. Очень много девочек бегали тогда на спектакли ради него, а некоторые, кому он не достался, западали на других актёров, в том числе и на меня. Конечно, когда к тебе после спектакля подбегают девочки, приглашают в кафе — это замечательно, это приятно. Но я понимал, что зовут в кафе они не меня, а того персонажа, который только что был на сцене. Меня-то они не знают! Я-то совсем другой: местами неприятный, даже занудный... — А какие качества в женщине для вас самые главные? — Женщина должна быть красивой, умной, нежной, понимающей, любящей, с чувством юмора, терпящей меня. — Вы уже нашли себе такую? — Да, это моя жена. Она актриса, и мы живём вместе уже много лет. — А что для вас означает любовь? — Не хочется говорить красивыми словами... Это слово и в жизни-то нечасто произносишь, чтобы оно не стало ложью. Наверное, это умение пожертвовать своими желаниями и своим эгоизмом ради любимого человека. «Тяжёлый песок» заставил задуматься — Что было самым трудным для вас во время съёмок? — Мне поначалу было нелегко играть молодого Якова. Ему 19 лет, а мне 35! Я всё время пытался вспомнить: а какой я был в молодости, какое у меня тогда было восприятие мира? Ведь важен не возраст, потому что любое лицо подправит грим, а твоё мироощущение, отношение к жизни, к людям, к событиям, которые происходят вокруг тебя. — А что было самым памятным? — Своё 33-летие — возраст Христа — я отмечал у виселицы... — То есть? — В этот день снимали, как вешают няню, которую сыграла Марина Швыдкая. Трудно было вместить в себя эти противоречивые чувства: когда у тебя, у настоящего, вроде бы праздник, а в твоей киношной жизни близкого и дорогого тебе человека обрекли на гибель... — А каковы были ощущения, когда вешали вашего героя Якова? — А вы представьте картину: ты стоишь босиком на табуретке в одном исподнем с петлёй на шее... Идёт дождь со снегом, дует ледяной ветер, темно. Лают собаки, стоят люди в форме фашистов, плачут женщины и дети. Поначалу было очень холодно, а потом вдруг в жар бросило! Потому что в какой-то миг я отчётливо представил себе, как это было на самом деле. Стало не просто страшно — жутко! Я видел, что вон там стоит камера, а режиссёр подсказывает, что нужно делать. Но в мыслях было: вот она, моя смерть!.. — В одном из интервью вы сказали, что каждая сыгранная роль накладывает на вас свой отпечаток. Так было и с «Тяжёлым песком?» — Да, после него я долго ходил с крашеными волосами (смеётся). А если серьёзно, сейчас я стал больше задумываться над теми поступками, которые делаю в жизни. Над словами, которые говорю людям. Ещё больше полюбил родных и близких. Ещё больше утвердился в том, что большая дружная семья — это замечательно. Посетили мысли, что очень не хочется, чтобы такие трагические события когда-нибудь повторились — и не только в отдельной семье или в стране, но и в мире вообще. А когда смотришь новости, становится обидно от того, что человек-то со временем не умнеет! К сожалению. Когда тебе переваливает за тридцатку, начинаешь думать: чёрт побери, а ведь действительно всё, что говорили родители, дедушки и бабушки, правда. Ведь всё так и есть! И ты то же самое будешь говорить своим детям, а они так же, как и ты когда-то, не будут этому верить, будут это отрицать. И в итоге набьют те же самые шишки и получат по мордасам. И только придя к определённому возрасту, начнут понимать, что правы были и родители, и дедушки с бабушками. Лично меня произведение Рыбакова ткнуло носом в то, что всё-таки не учит нас история ничему... ссылка

Severvirgin: Довольно развернутое интервью! Однако последнее высказывание общего характер требует развития заключенной в нем мысли, а то такое впечатление, что американская политкорректность оказалась заразной и для наших журналистов и интервьюеров.

Хомка: Гыг: ну это как обычно : оборвали на самом интересном месте просто журналист наверно как раз и подумал, что дальше политкорректность пострадать может - и всё закончилось-)

Severvirgin: Хомка пишет: Гыг: ну это как обычно : оборвали на самом интересном месте просто журналист наверно как раз и подумал, что дальше политкорректность пострадать может - и всё закончилось-) Просто было бы любопытно узнать чему не учит нас история согласно Рыбакову.

Смешная: Severvirgin пишет: Просто было бы любопытно узнать чему не учит нас история согласно Рыбакову. А может просто нужно лучше изучать историю...

Severvirgin: Смешная пишет: А может просто нужно лучше изучать историю... Не, 55 волюмов Ильича - это уже слишком.

Смешная: Severvirgin пишет: Не, 55 волюмов Ильича читать, это уже слишком. Север, не волнуйся, в твоих знаниях никто не сомневается.

скучающяя: Хомка, чудестная статья, спасибо. Severvirgin пишет: американская политкорректность оказалась заразной и для наших журналистов и интервьюеров. как будто американские журналисты о ней хоть иногда помнят... ну разве что если берут интервью у президента... Хомка пишет: А когда смотришь новости, становится обидно от того, что человек-то со временем не умнеет! К сожалению. Когда тебе переваливает за тридцатку, начинаешь думать: чёрт побери, а ведь действительно всё, что говорили родители, дедушки и бабушки, правда. Ведь всё так и есть! И ты то же самое будешь говорить своим детям, а они так же, как и ты когда-то, не будут этому верить, будут это отрицать. И в итоге набьют те же самые шишки и получат по мордасам. золотые слова. а у нас говорят: чем больше мы взрослеем, тем больше наши родители умнеют...

Хомка: скучающяя пишет: чем больше мы взрослеем, тем больше наши родители умнеют... Верно как у вас говорят! Мне такой вариант даже больше понравился Вообще сопоставлять звучание одних и тех же поговорок на разных языках очень интересно

скучающяя: Хомка пишет: Вообще сопоставлять звучание одних и тех же поговорок на разных языках очень интересно ну вообще-то это мы- здешние русскоязычные придумали, для сценки на новый год...

Хомка: скучающяя пишет: ну вообще-то это мы- здешние русскоязычные придумали, для сценки на новый год Гыг : молодцы , вот так фольклор и рождается)) ...Я теперь тоже так говорить буду

Severvirgin: 30.10.2008г. Наша анкета: Александр АРСЕНТЬЕВ - звезда сериала «Тяжелый песок» Александр Арсентьев родился 31 октября 1973 года в Тольятти. Мечтал стать адвокатом. После армии работал на «Автовазе». Занимался ремонтом оборудования на комбинате общественного питания. В 1995 году переехал в Москву поступать. В 1999 году окончил Школу-студию МХАТ и был принят в труппу МХАТа. С 2001 года - артист Театра имени А. С. Пушкина, где служит и по сей день. Снимался в фильмах и сериалах «Каменская», «Марш Турецкого», «МУР есть МУР», «Бухта Филиппа», «Сыщики-2», «Адъютанты любви», «Атлантида». - Смотрели ли вы свой сериал? - К сожалению, нет. Я только на озвучании видел небольшие кусочки. Но это был рабочий материал, по которому понять, какие впечатления он вызывает, нереально. Я люблю смотреть на работу в целом и только тогда судить. - Как часто вы вообще смотрите телевизор? - Очень редко смотрю. В детстве переболел ТВ-манией (смеется). Тогда меня за уши нельзя было оттащить от экрана. А сейчас только DVD смотрю. В свободное время лучше чем-то другим заняться: сходить в кино, в музей, пообщаться с друзьями. - Ваша любимая программа? - Очень люблю программу «Вокруг света», каналы Discovery, Animal Planet. Вообще мне нравятся познавательные передачи. - Какой сериал вы смотрели дольше всего? - Из зарубежных - «Остаться в живых», «Друзья», «Рим», оба сезона запоем посмотрел. Из отечественных последних работ «Ликвидация» понравилась. Вообще в этих вопросах ориентируюсь на отзывы друзей. Сарафанное радио - лучшая реклама. А вот телевизионным роликам не верю. Сколько раз покупался и разочаровывался. - В какой сериал вы мечтали бы попасть? - Тот, который еще не снят. Потому как мечтать о том, что уже снято, - глупо. Вообще я человек суеверный, мне не хотелось бы говорить. Но я бы с удовольствием снялся в исторической картине. - Каких программ не хватает на нашем ТВ, а чем, по-вашему, нас перекармливают? - Не хватает детских программ, образовательных. Раньше было всего два канала, но я, когда из школы приходил, столько всего мог посмотреть! По телевизору можно было даже языки учить. И не только английский, а итальянский, французский, испанский... Сейчас вроде возможностей много, каналов полно, а дети обделенные. Конечно, сейчас открывают кабельные каналы специально для детей, но не у всех же есть возможность «тарелку» подключить. В некоторых регионах даже Первый канал не показывает, что уж там о кабельном говорить. Чего слишком много на ТВ? Развлечений! Все так ярко, красочно, музыка играет... Прямо какой-то пир во время чумы. Побольше бы серьезности. - Если бы вы сами выбирали себе роль, кого еще вы могли бы сыграть? - Хотелось бы Фандорина сыграть. Но в каком из произведений, опять же из суеверия не скажу. - Смотрят ли вас ваши домашние и что говорят? - Близкие мои - самые главные критики. Они меня знают как облупленного, понимают мои возможности. Поэтому за что-то хвалят, а где-то и журят. И я всегда доверяю их мнению. источник

Смешная: Исчерпывающая статья.

Хомка: На счёт детских и образовательных программ - согласна(((, мало у нас о детях думают! Особенно жаль что вместе с СССР исчез детский кинематограф.

Смешная: Роковая любовь Якова Актера Александра Арсентьева с его героем в сериале «Тяжелый песок» объединяет многое. ДОСЬЕ родился: 31 октября 1973 года в г. Тольятти образование: в 1999 г. окончил Школу-студию МХАТ театральная карьера: с 1999 по 2001 г. работал в МХТ им. А.П. Чехова. С 2001 г. – актер Театра им. А.С. Пушкина кинокарьера: «Марш Турецкого», «Бухта Филиппа», «Красная капелла», «МУР есть МУР», «Адъютанты любви», «Атлантида», «Бывшая», «Закон и порядок: отдел оперативных расследований» семейное положение: женат. Супруга – Анна Гарнова, актриса Театра им. Моссовета хобби: коллекционирование пивных кружек – Вы согласны с актерским поверьем, что роль влияет на жизнь, а кинособытия могут воплотиться в реальность? – Да. В частности, про «Тяжелый песок» могу это сказать. В сериале мой герой долгие годы преданно и сильно любил жену. И мне кажется, эта любовь Якова вывела на новый уровень мои отношения с женой. Я стал трепетнее к ней относиться. – Вы смогли бы, как Яков, бросить все и уехать за любимой? – Я думал об этом. Допустим, влюбился бы в девушку-мусульманку из Афганистана. Смог бы сейчас за ней уехать из России? Честно скажу – не знаю. Поэтому я был восхищен своим персонажем, способным на такой поступок. Моя жена недавно отдыхала в Турции и встретила бывшую одноклассницу, которая вышла там замуж. Она ходит в парандже и, несмотря на то что она третья или четвертая жена, счастлива! Это ее выбор. – А вы, похоже, долго выбирали профессию – окончили Школу-студию МХАТ в 26 лет. – Я класса с 7-го занимался в юношеском театре «Ровесник». Но после школы пошел поступать на филфак Самарского университета, где провалился. Выучился на электромеханика по торговому и холодильному оборудованию, и меня призвали в армию. Вернувшись, решил получить высокооплачиваемую профессию – стать юристом. А перед экзаменами за компанию с девушкой поехал показываться в студию местного театра «Колесо» – и это все решило. – А в Москву как вас занесло? – Приехал на три дня, чтобы завалить вступительные экзамены во все театральные вузы и уехать. Не завалил – поступил в Школу-студию МХАТ. – Будущую жену в столице встретили? – Да, мы познакомились, работая на новогодних елках. После выступлений собирались, разыгрывали фанты. Мне выпало читать стихи, а Анютке – приготовить оригинальное блюдо. Она сделала потрясающую курицу. И я подошел к ней и спросил: «Девушка, а вы не замужем?» С тех пор мы вместе. – Дома вспоминаете первую профессию? Розетку починить можете? – А как же! Помню, в институте учился, и у девчонок в общежитии сломался замок на двери. Я его начал ремонтировать. Когда ребята-постановщики пришли, они не могли поверить, что актер может что-то руками делать. А актеры вообще на многое способны. Оксана ТРУХАН Источник

Severvirgin: Чет я не припомню, чтоб в Турции женщины в парандже ходили.

Смешная: Severvirgin пишет: Чет я не припомню, чтоб в Турции женщины в парандже ходили Действительно странно.

Лилия: [Александр Арсентьев: Менять сознание можно только поступками После выхода на экран «Тяжелого песка», где Александр Арсентьев сыграл главную роль, его имя все чаще появляется на страницах глянцевых журналов. Однако артист словно и не замечает своей популярности, скромно парируя: «Я не ставил перед собой цели быть узнаваемым». О целях профессии, кризисе среднего возраста и петле на шее Александр рассказал журналу Cloudwathcher Times. - Тебя после выхода «Тяжелого песка» наверняка на улицах узнают? Или ты по улицам не ходишь? - Я обычно езжу на машине, а там, где хожу, не узнают. Может быть, где-нибудь в глубинке было бы иначе. В доме, где я живу, и так знают, что я актер. Всегда при встрече говорят, что смотрят фильмы с моим участием. Но, честно говоря, я не ставил перед собой цели быть узнаваемым. - Вообще, популярность для тебя имеет большое значение? - Имеет, но только как способ завлечения людей в театр. Обычно, выбирая, куда пойти, люди спрашивают, какие актеры играют в спектакле. Если узнают известное лицо, у них возникает желание сходить и посмотреть. Популярность актера влияет на кассовость спектакля. Но и об этом я стал задумываться совсем недавно… - Если я правильно тебя поняла, то ты себя считаешь в первую очередь театральным актером? - Да, ведь актер в кино ничего не может изменить. Монтаж, желание режиссера, мастерство оператора – много факторов, которые влияют на результат. А в театре видят непосредственно тебя: можешь ли ты что-то изменить или не можешь, способен взять внимание зрительного зала или нет. И потом - живой контакт всегда интересен. И это то, чего не хватает на съемках многим актерам. В Америке, кстати, есть практика аплодировать артистам после хорошего кадра. А в России чаще всего этого нет. Отсняли, пошли дальше. А актеру очень часто этого не хватает. Они же как дети: похвали, и ему захочется сделать еще лучше. - Скажи, а по-актерски ты больше любишь камерные сцены или большие? Я как зритель, например, очень люблю маленькие залы, там ощущения другие… Наверное, потому что ты на камерной сцене сидишь над актером, как в цирке. А на большой сцене актер всегда приподнят, психологический эффект совсем другой. Возникает момент отстраненности. Мне нередко задают вопросы о том, как я играю, или «Как вы это делаете?». Никогда не отвечаю. Ведь должна оставаться какая-то тайна, дистанция между зрителем и актером. Желтая пресса сейчас любит проникать в личную жизнь актера, в закулисье. - К этому сейчас большой интерес. - Больше интерес тех, кто продает, а не тех, кто покупает и читает. Сейчас время победившего фастфуда. Когда он только появился, все плевались. Потом приучили к нему детей… И вот он победил. Я недавно обратил внимание, что множество маленьких кафе, где можно перекусить, пустые, потому что все стоят за фастфудом. Если подобные вещи насаждать, продавать, втюхивать, то вкус портится. То же и с желтой прессой. Не секрет, что мы все любим помыть друг другу косточки, но когда начинается торговля сплетнями, возникает ощущение, что это норма. - Ты говоришь о воспитании вкуса… - И это долгий разговор. Я, к примеру, ненавижу слово медийность или медийное лицо. Это обезличивает. Когда говорят актер, говорят о личности, а понятие медийности применимо ко многим: и к Ксении Собчак, и к Евгению Миронову. Медийными считаются и политики, и хорошие артисты. Выходит, что это те люди, чьим лицом можно торговать. Попросту говоря, проститутки. Медийность – это, по сути, оскорбление, завернутое в хорошую обертку. И сегодня именно эти принципы формирует вкусы и сознание людей и нации. - Если для тебя не так важна популярность, то что же для тебя главное в профессии? - Мне недавно исполнилось 35 лет и последнее время я тоже задаю себе этот вопрос. - Для тебя это какой-то кризисный возраст? - Кризисный возраст у меня был и в 30, и в 25, и в 18. Я убежден, что каждый человек раз в 5-10 лет начинает осмысливать то, что он делает. Сравнивает себя со своими коллегами, соотечественниками, людьми, которые жили до него. Много лет назад наш мастер курса Олег Николаевич Ефремов предложил нам подумать о том, зачем нам нужна эта профессия. Да, известность, поклонники, цветы. В той или иной степени это постигнет каждого. У кого-то меньше, у кого-то больше, у иного этого будет очень много. Но потом все - эйфория пройдет, и ты останешься один на один с профессией и задашь себе вопрос: «А зачем я здесь? А для чего, а почему?» - И как ты сейчас отвечаешь на эти вопросы? - Мне кажется, что правильнее не словами отвечать на этот вопрос, а своими работами. И на данный момент главное в моей профессии - выпустить 12 декабря спектакль. Вообще, когда актер начинает вещать, намереваясь изменить умы людей, это всегда выглядит смешно. Есть актеры, которые берут на себя мессианские функции, начинают учить, это может вызывать только улыбку. Мое глубокое убеждение, что менять сознание можно только поступками, только собственными делами и примером. - Но есть же фанклубы, поклонницы, и у тебя они есть, для этого круга людей слово кумира много значит. - Я никогда не воспринимал любовь поклонниц на свой счет. Им нравятся персонажи, которых я играю, но меня-то они не знают. И конечно, им хочется узнать, какой я. Одна из них меня как-то спросила: «А вы такой же, как Яков из «Тяжелого песка»?» Я ответил нет, на что получил: «Неужели вы никогда не сможете своей жене сказать, что любите ее больше жизни?!» И я понимаю, что такой человек витает где-то в облаках. - Скажи, а если из твоей жизни убрать профессию, что останется? - Ты такие вопросы задаешь! Сродни тому, а зачем мы здесь на земле. Из-за этого вопроса: «А почему? А зачем?» - люди пить начинают, происходят раздоры в семьях… Конечно, если убрать мою профессию, я же не только ей живу, то остаются мои любимые, мои близкие, друзья. - В твоем детстве, наверное, все было именно так. Ты можешь сейчас оценить, что было главным в твоем воспитании? - Я очень благодарен своим родителям за то, что они никогда и ни в чем меня не неволили. И не потому, что им было на меня наплевать, а потому что они не хотели мешать мне самому развиваться. Они всегда знали, что я непоседливый ребенок и музыкальная школа не для меня, зато, когда пришло время, я сам выучил нотную грамоту. Научился играть на гитаре, хотя, конечно, не как профессионал. Правда, на баяне так и не научился играть, к сожалению, забросил это дело. Умею работать отдельно левой и правой рукой, а вот совместить не получается… - Наверняка, ты в детстве и не мечтал сниматься в кино? - Как раз об этом я и мечтал. Помню, мне этого хотелось с самого раннего детства. Тогда я не знал, как люди в телевизор попадают, у мня даже такая игра была: я представлял себе, что, возможно, меня сейчас показывают на экране. Я начинал как-то иначе себя вести, позировать. А как-то в нашем речном порту в Тольятти московская киностудия снимала кино. Мы с родителями гуляли, помню, я стоял, смотрел, как проходит съемочный процесс, и думал: «Как я хочу туда!» Главную роль в фильме играл мальчик, и я так ему завидовал! В тот момент меня отец сфотографировал. Когда я смотрю на эту фотографию, я понимаю, что мысли можно запечатлеть. - И как теперь тебе ощущения на съемочной площадке? - Когда я в «Тяжелом песке» стоял на морозе с петлей на шее, подумал: «Ты хотел быть актером, вот тебе, пожалуйста». Но между тем мальчиком, что стоял в порту Тольятти, и мною сейчас много лет прошло, поэтому оценить, так ли все на площадке, как мне тогда хотелось или нет, я не могу. - А как ты решил поехать поступать в Москву? - Мне был уже 22 год. После армии, я учился в театре «Колесо», но через три месяца я понял, что мне этого не хватает. И я поехал в Москву на три дня провалиться, а остался здесь на месяц… Сначала я решил поступать в ГИТИС к Марку Анатольевичу Захарову, потом узнал, что Олег Николаевич Ефремов набирает курс. Но когда я зашел в школу-студию, мне все здесь показалось таким теплым, и так захотелось именно здесь учиться. Меня уже почти брали в ГИТИС, но во МХАТе меня после первого тура Роман Ефимович Козак взял сразу на третий, после третьего тура, он меня спросил: «Ты документы принес?» А у меня документы в ГИТИСе, у Захарова. Когда я прибежал в ГИТИС их забирать, на меня смотрели как на больного. И что я ответил! - «Мне кажется, я не смогу учиться у Марка Анатольевича». Я беру документы и понимаю, что если меня не возьмут во МХАТ, обратно я не смогу вернуться, гордость не позволит. И когда меня взяли, я сам был немного растерян: «Надо же, я правильно сделал! Судьба!» - Сейчас ты преподаешь мастерство актера в альма-матер? - Преподаю - это сильно сказано, скорее, как старший товарищ, делюсь тем, что знаю. Здесь главное - не скатиться до того, чтобы начать вещать истины… Кстати, в этом семестре из-за выпуска спектакля у меня не получается. Теперь только в следующем продолжу. источник

Смешная: Лилия, Вопросы Александру Арсентьеву (4) (можно сказать от первоисточника). Хотя, для гостей, в прессе эта статья тоже не помешает. )))

Лилия: Эх опять мимо

Смешная: Лилия, да ты не расстраивайся. Главное - материал соответствует теме. )) Гостей много, кто ещё не видел, зайдет, почитает. А то что бдишь - это хорошо. ))))

Смешная: Актер Александр Арсентьев: "Я перехоронил человек двести" Исполнитель главной роли в премьере Пушкинского театра "Письмо счастья" о новом для Москвы латышском режиссере Дж. Дж. Джилинджере, ну и немного о себе. Джилинджер — "распространенная" латышская фамилия… Насколько я понимаю, Джилинджер — это творческий псевдоним. Нам он сказал: «Зовите меня Джил». Джил — известный в Латвии режиссер, работает в театре «Дайлис». Он — бывший рокер, и выглядит, как человек с «роковым» прошлым. Хотя в свои 42 года, он уже дедушка. Пьесу Танкреда Дорста «Фернандо Крапп написал мне письмо» он уже ставил в Риге десять лет назад. Дж. Дж. эмоциональный, как все прибалты? Он умеет взрываться, особенно, когда показывает, как надо играть роль. Но на актерах не срывается. Говорит: «Есть три вещи в жизни — алкоголь, сигареты и секс — которые удерживают тебя в уравновешенном состоянии». Наверное, благодаря этому он — человек сбалансированный. И профессионал — мы выпускаем спектакль за полтора месяца, четко укладываясь в график. С Джилом интересно и легко — и по-человечески и творчески. Он из тех редких режиссеров, которые не напрягают, не требуют от тебя невозможного. Но умеют сделать так, что у тебя получится то, что сначала кажется невозможным. И что для вас такого особенно невозможного? Стилистика современного немецкого театра, я бы сказал. Сама пьеса достаточно жесткая в человеческих проявлениях персонажей. В крайности проявления эмоций. Такая сдержанная северная эмоция, когда ты сидишь на бочке с порохом, и зажженный фитиль потихонечку подбирается к этой бочке. А поконкретнее, что там, в бочке? История драматическая. Я играю миллионера, который любит в извращенной форме. Может, это сильно сказано. Потому что, наверное, так любят многие мужчины. Считают, что говорить о любви не надо — и так все понятно. А женщинам мало поступков, им нужны слова, эмоции, что для Фернандо Краппа — мишура, лишнее. Любовь есть как вещь у вас в кармане, кричать не надо. Крапп знает, что любит, и ему достаточно. Не обязательно говорить об этом своей жене. А когда появляется третий — некий Граф — Крапп не идет бить морду, а очень элегантно поворачивает ситуацию так, что и жене, и Графу становится не по себе. В Школу-студию МХАТ вас принимал сам Ефремов. Чем удалось его пленить? Олег Николаевич при приеме задал всего один вопрос: «Вам сейчас двадцать два года. Что вы делали до этого?» Я рассказал на полном серьезе о том, как после школы меня забрали в армию, как мне, не игравшему ни на одном музыкальном инструменте, предложили играть в военном оркестре. Дирижер сказал: «Улыбнись», — я улыбнулся, дирижер поставил диагноз: «Трубач». Я за час выучил партитуру четвертого марша Шопена на тубе и со следующего дня стал ездить «на жмура» — в похоронной команде. Военный оркестр на похоронах — самая дешевая услуга, деньги платить не надо, надо всего лишь накормить музыкантов. …Знаете, я за время солдатской службы перехоронил так человек двести. Научился философски относиться смерти. Живут люди разными путями, а путь на кладбище один и тот же: одни те же ветки на земле, одни и те же машины везут, все та же наша похоронная команда… Источник

Лилия: Статья интересная.

Severvirgin: Я за час выучил партитуру четвертого марша Шопена на тубе и со следующего дня стал ездить «на жмура» — в похоронной команде. В свете настоящих кризисных явлений марш Шопена разучить точно никому не помешает. Духовно и материально одновременно.

Смешная: Лилия пишет: Статья интересная. Особенно 3-й абзац. ))) Интересно, что же все-таки на этот раз покажет нам театр им. Пушкина. Severvirgin пишет: В свете настоящих кризисных явлений марш Шопена разучить точно никому не помешает Мдя, абсолютно точно.

Лилия: Дирижер сказал: «Улыбнись», — я улыбнулся, дирижер поставил диагноз: «Трубач». прикольно это как он интересно улыбнулся

Severvirgin: Лилия пишет: прикольно это как он интересно улыбнулся Сделал выразительное движение мышцами лица. )))

Смешная: АЛЕКСАНДР АРСЕНТЬЕВ: Благородство проснулось во мне от костюма Александр АРСЕНТЬЕВ - сегодня один из ведущих артистов Театра имени А.С.Пушкина. Он не обделен ролями, притом весьма разножанровыми: от трагедии до водевиля, от бытовой истории до символического повествования. Да и киносериальная индустрия уже перестала использовать лишь замечательную "фрачную" фактуру артиста. Нынешний же театральный сезон для Арсентьева стал на редкость урожайным, главные роли следуют одна за другой. Совсем недавно в Пушкинском театре состоялась весьма любопытная премьера - "Письмо счастья", где Александр сыграл миллионера, которому предстоит выяснить на собственном опыте, что не в деньгах счастье. - Саша, в кино вы часто снимаетесь в ролях романтических героев ... - Разве? - Ну как же. Это и "Тяжелый песок", и "Под небом Вероны", и "Адъютанты любви ". - Вы мне просто сейчас глаза открыли. Ну да, наверное, так. Я как-то об этом не задумывался. - А вот в театре у вас сплошь комедийные или характерные роли: что Тито Мерелли в "Одолжите тенора", что Мулино в "Дамском портном". Как так получается ? - В новом спектакле Театра имени Пушкина "Письмо счастья" у меня как раз совсем некомедийная роль, даже в чем-то романтическая, как я теперь понимаю. Хотя еще с института я всегда считался характерным актером. Все время там кривлялся. А в кино смотрят сначала на внешность и ее эксплуатируют. - То есть вам ближе характерные роли ? - Герои-героичи всегда очень понятны и предсказуемы. Кстати, у меня были фильмы, где я играл убийц и подонков, совсем даже неромантических. Как артисту мне интересно играть характерных и даже отрицательных персонажей. Хотя... Что значит отрицательный персонаж? Вот, например, мой Мулино в "Дамском портном" - хотел жене изменить, но отрицательный ли он при этом герой? Нет, неотрицательный. Он просто хочет любви. - Ну так можно многое оправдать. Я знаю, что вы Карандышева в "Бесприданнице" играли. Вы и его жаждой любви оправдывали ? - Конечно! - А ничего, что он Ларису застрелил ? - А это было случайно! Он же не хотел ее убивать, он просто был в стрессовом состоянии. - Саша, а вы себя так же легко можете оправдать ? - Нет страшнее критика и судьи, чем я сам. Я же - Скорпион по гороскопу, если что-то не так, начинаю грызть себя изнутри, заниматься саморазрушением. По отношению к себе я учусь быть не то чтобы более снисходительным, нет, наверное, более мудрым. Но не в том смысле, что разрешаю себе низкие поступки под девизом "В жизни все бывает". - Где ищете мудрость ? - Везде ищу. Есть такая книга "Секрет", по ней, кстати, и фильм снят. Ее смысл в том, что нужно думать о хорошем, настраиваться на хорошее, и тогда все будет хорошо. Вот так просто, но мне помогает. Особенно это важно, когда играешь персонажа, наделенного множественными пороками. Вот чтобы он не разъел тебя изнутри, ищешь в нем хоть что-то хорошее. Герой должен быть живым, а объем характеру придает как раз сочетание разных качеств и красок. Я всегда адвокат своей роли. Потому что, если понимаешь персонажа, всегда его оправдываешь. - А живых людей, не персонажей, вам удается оправдывать ? - Стараюсь. Ну, например: сейчас кризис, и людей увольняют, это для них, конечно, плохо, но и тот, кто увольняет, делает это не от хорошей жизни. Может быть, ему еще хуже. Бывают ситуации, в которых нет виноватых, только пострадавшие. - Женщин вы так же хорошо понимаете ? - С моей стороны было бы большой наглостью сказать, что я понимаю женскую психологию. Женщин понять очень трудно. Я где-то читал, что женщины даже думают другим полушарием, не тем, что мужчины. Иногда вообще невозможно понять, что и зачем они делают. Я сейчас совершенно не имею в виду, что эти действия бессмысленны. Нет, просто у одного и того же поступка, совершенного мужчиной и женщиной, может быть совершенно разная мотивация. - И что же делать ? - Мы часто не понимаем друг друга, хотя говорим на одном языке. Надо стараться понять, в чем причина того или иного поступка. Ведь если человек поступает определенным образом, значит, у него есть на то причина. - Как говорят в театре, нужно взаимодействовать с партнером . - В общем, да. Я недавно репетировал с Декланом Донелланом и спросил в одной из сцен: "А в чем у моего персонажа здесь проблема?" Он очень правильно ответил: "Проблема у твоего персонажа только одна - в партнере. В его тексте - твоя проблема. Слушай его внимательно - и все поймешь". Так и в жизни. Если я говорю женщине нечто, после чего в мою голову летит стакан, то проблема не в ней, проблема во мне, в том, что я ей сказал. - Саша, вы наблюдаете за людьми? Собираете "типажи" в свою копилку ? - За людьми, конечно, наблюдаю. Это профессиональное. Бывают очень характерные жесты, гримасы, мимика. Потом это где-то всплывает в ролях, даже неожиданно иногда. - Откуда вы берете образцы для поведения ? - Можно, конечно, ответить: смотрю фильмы, изучаю эпоху... Конечно, смотрю и изучаю, но я не уверен, что ношу эти костюмы так же, как люди той эпохи. Не знаю, как у меня получается, я всего лишь в это играю. - Вы вообще трепетно относитесь к одежде ? - Я вырос в промышленном городе Тольятти. Там во времена моей юности все ходили в спортивных штанах, и чтобы отличаться, я ходил в костюмах и, знаете, производил впечатление! В хорошем костюме совершенно иначе себя чувствуешь. А когда переехал в Москву, где много строгой, официальной одежды, стал, наоборот, ходить в джинсах. Опять же чтобы отличаться! От одежды зависит и манера поведения, в костюме - одна, в джинсах - другая. Dress-codе все-таки неслучайно придуман. - А театральный костюм для вас так же важен ? - Для меня - очень. Он диктует правила поведения персонажа. - Есть детали, которые вы сами придумываете ? - Обязательно! В спектакле Романа Козака "Наваждение" я играл дембеля. Художник предложил мне выйти на сцену в гимнастерке и коричневом ремне. Я сказал, что без кителя и белого ремня вообще не выйду на сцену. Я же служил в армии! У дембеля должен быть аксельбант, только белый ремень, сзади должен быть проглажен "дембельский горизонт" - такая поперечная складка на спине в районе лопаток, кто служил, тот знает. Без этих мелочей нет ощущения правды. - Но ощущение правды же не только от костюма зависит ? - А я не только насчет костюмов спорю. Когда снимали "Адъютантов любви", режиссер в одной из сцен предложил мне грубо схватить и потрясти свою партнершу. Я отказался наотрез - дворянин не может грубо схватить даму, да еще трясти! Какие бы взаимоотношения их ни связывали, есть же воспитание! Это сейчас мы все хватаем друг друга, как хотим. Тогда это было невозможно. Режиссер мне сказал, чтобы я не забывал - мой персонаж отрицательный. "Да, мой персонаж, может быть, и отрицательный, - гордо ответил я, - но он ни разу не ударил женщину! А ваши положительные лупят их, как хотят!" Я думаю, что такое благородство проснулось во мне и от костюма тоже. - В новом спектакле Театра Пушкина "Письмо счастья" вы играете олигарха. Как вживаетесь в это ощущение ? - Тяжело вживаюсь. Дело не в том, сколько у него денег, дело в присущем Фернандо Краппу хозяйском мироощущении. Все, что он говорит и делает, - истина в последней инстанции. Он имеет право хотеть, все остальные могут только исполнять его желания. Крапп к этому шел, этого добился, он так выстроил себе мир. Фернандо Крапп не заботится о деликатности своих интонаций. У него есть фраза: "Я таков, каким хочу быть". - Этой фразой многие сейчас пользуются в виде девиза. Это модно . - Эта история вообще очень актуальная. Хотя я понимаю, что она далека от реальности. В жизни все жестче. Когда мы проходили в институте сценический бой, я выбрал японскую технику боя на мечах, посмотрел кассеты, а никакого боя, оказывается, нет. Есть только два удара, первый и второй. Если ты не убиваешь с первого удара, значит, тебя убьют со второго. И никакого фехтования. Так и в жизни - все до первой же ошибки. Источник

Лилия: Статья интересная

Severvirgin: вы часто снимаетесь в ролях романтических героев ...Ну как же. Это и "Тяжелый песок", и "Под небом Вероны", и "Адъютанты любви " Мда.... Хочется полюбопытствовать у мадам, изучала ли она материал перед интервьюированием. Вот уж действительно, глаза открыла. Маркиз-то наш оказывается, не только христианин-монархист, но и романтик. Ё мое. "Да, мой персонаж, может быть, и отрицательный, - гордо ответил я, - но он ни разу не ударил женщину! О, да. Зато он так деликатно, я бы даже сказала галантно обращал к ее на сносях утробе кинжал. Видимо, у маркиза как и у Карандышева было стрессовое состояние.

Лилия: Severvirgin пишет: Мда.... Хочется полюбопытствовать у мадам, изучала ли она материал перед интервьюированием. Вот уж действительно, глаза открыла. Она наверно видела 2 фильма и сделала вывод

Лилия: Severvirgin пишет: Маркиз-то наш оказывается, не только христианин-монархист, но и романтик. Ё мое. Талантлив во всём

Severvirgin: Лилия пишет: Она наверно видела 2 фильма и сделала вывод Вполне вероятно, что она вообще ничего не видела. Что ей написали в резюме, то она и спрашивала.

Смешная: "Высокий стройный брюнет, со жгучим взглядом", чем не романтический образ... интервьюеру, видимо, хватило этой фразы.

Лилия: Смешная пишет: "Высокий брюнет, со жгучим взглядом", чем не романтический образ... интервьюеру видимо, хватило этой фразы. А за этой фразой может скрываться кто угодна, даже маньяк

Смешная: Лилия пишет: А за этой фразой может скрываться кто угодна, даже маньяк Может. Но для кого маньяк, а для кого - "романтический герой"

marta+: Спасибки за новую статью Обожаю интервью. и видеоинтервью тоже))

Смешная: В "Московской правде" в начале марта было интервью Александра, может у кого-нибудь есть этот выпуск, посмотрите.

Анаст@сия: В магазине случайно увидела этот журнал. Любуйтесь:

Смешная: Значит вот кто, наверняка, потчевал "Адъютантов" вкусностями. ))))))))

Severvirgin: Анаст@сия, спасибо!)))

Severvirgin: Смешная пишет: Значит вот кто, наверняка, потчевал "Адъютантов" вкусностями. Боже, неужели продюсеры их там совсем не кормили, что кроме комрада им на стол накрывать было некому.

Смешная: Severvirgin пишет: Боже, неужели продюсеры их там совсем не кормили Мда, видимо, "Адъютантам" приходилось раскрывать свои кулинарные секреты.

Хомка: Анаст@сия Интересный материал какой! Спасибы большие

Смешная: "Куда поедем" 2007г Я не нашел французов во Франции. Где они прячутся?! недоумевает актер Александр Арсентьев, объехавший полмира в поисках впечатлений Личное дело: ФИО: Арсентьев Александр Сергеевич Родился: Город Тольятти, 1973 год. Семейное положение: Женат (плачьте, девчонки!) Один из его героев нашел свою судьбу под небом Италии, в Вероне, где когда-то встретились юные Ромео и Джульетта. Судьба самого актера Александра Арсентьева сложилась здесь, на сцене театра им. Пушкина и на киностудии «Мосфильм». Он – ведущий актер театра и герой многих популярных сериалов, среди которых «Адъютанты любви», «Красная капелла» и, естественно, романтическая драма «Под небом Вероны», съемки которой происходили в Италии. Сам актер приехал в Москву из Тольятти, российской автомобильной столицы, и вероятно, поэтому неравнодушен к перемещениям в пространстве, особенно за рулем своего автомобиля. Лада ЕРМОЛИНСКАЯ - Наверное, глупо задавать вопрос, каким транспортом вы предпочитаете пользоваться. И все-таки, что выберете для дальней поездки – машину или что-то другое? - С тех пор, как купил себе автомобиль, постоянно езжу на нем. Но если расстояние слишком велико, с удовольствием прокачусь в поезде. Там тоже интересные ощущения. Вроде бы ничего не происходит, а посмотришь в окно – все другое. Мне нравится стоять у окна и смотреть, как мимо пролетают станции, как все вокруг меняется. Самолеты не люблю. В лайнер сел - фьють! – и ты уже в другом месте. - «Одни только дети прижимаются носами к окнам, - писал Экзюпери, - Одни только дети знают, что ищут». Вы согласны с тем, что «там хорошо, где нас нет»? - Когда я был подростком, думал, что мне было бы интересней жить в другом месте, в Германии, например. Там все так чисто, чинно… А когда впервые приехал в Германию, понял, что не смог бы там остаться ни при каких обстоятельствах. Скучно! Помню, ехал по сельской дороге и увидел идеально чистый лес, где граблями убрали прошлогоднюю листву и газонокосилкой скосили траву. Это в лесу!!! А мне хочется, чтобы был бурелом, неожиданность, сопротивление… Но люди живут везде. Когда я приезжаю в другой город, тем более в другую страну, то первая мысль, которая меня посещает - «Здесь живут такие же люди, и у них тоже есть проблемы». Сразу хочется поговорить с местными жителями, узнать, что у них на душе, какой камень за пазухой они хранят и на кого… - И какой же? Кто из представителей «диких курортных народов» вам понравился больше всего? - Чтобы понять это, надо пожить среди них подольше. А когда приезжаешь в страну как турист, реагируешь, в основном, на тех, кто волею случая оказался рядом. Кажется, что вокруг прекрасные люди, хотя это всего лишь один человек, с которым тебе повезло познакомиться. Люди разные. Вот я несколько раз был в Израиле. Сперва на съемках, потом приезжал в гости к друзьям. Что за люди там живут? Я не знаю, потому что общался, в основном, со своими друзьями. Страна по мироощущению не моя, жить в Израиле я бы не смог. Но приезжать туда мне нравится. Испания тоже не моя страна, но люди там живут хорошие, общаться с ними приятно, и все, что вокруг, просто замечательно. - Вы – активный турист? - Все зависит от настроения. В этом году, например, я собирался отправиться в Таиланд за приключениями – сплавляться по горным рекам, кататься на слонах, ездить на велосипеде, бродить по джунглям с палаткой. Но оказалось, что не очень много туристов любят активный отдых, и такие группы формируются с трудом. Меня попросили подождать. Но, сами понимаете, если отпуск ограничен по срокам, это невозможно. И мы выбрали Шри-Ланку. Ночевали в отеле, а утром садились в микроавтобус и уезжали на другой конец острова, километров за триста. По нашим меркам недалеко, но у жителей Цейлона это двое суток пути. Дороги узкие, машины ездят впритирку друг к другу. Я чуть сердечный приступ не заработал, когда посмотрел в очередную пропасть! В конце концов, я понял, что лучше этого не видеть, и стал любоваться красотами, мимо которых мы проезжали. Если сравнивать страны, в которых я побывал, на Шри-Ланке самый мягкий океанский климат. На побережье вообще не чувствуется, как печет солнце. Поэтому сгораешь мгновенно! Но если уйти вглубь острова, то все наоборот, - начинается невыносимая жара. - Что особенно запомнилось из этой поездки? - Люди. Не те, конечно, что крутятся возле туристов. Эти постоянно просят денег, и впечатление о них складывается не очень хорошее. Помню, мы вышли из микроавтобуса, чтобы сфотографироваться на фоне каучуковой рощи. Было раннее утро, и в роще работала женщина. Ланкийцы начинают работать в шесть часов утра, а заканчивают в двенадцать, когда накатывает жара. Вечером жизнь на острове вообще останавливается. Это происходит мгновенно. Солнце закатилось и все – темнота. В семь часов там уже ложатся спать, чтобы проснуться в пять и с восходом солнца начать работать. Так вот, мы вышли из автобуса, и женщина, которая делала надрезы на деревьях, мгновенно повернулась к нам: «Дай денег!» Простые ланкийцы – те, кто живет внутри острова, - совсем другие люди. У них все написано на лице. Сразу можно понять, нравишься ты им или нет. Никто своих чувств не скрывает. - А как у вас насчет «пляжного» отдыха? - Не люблю чувствовать себя курицей гриль. Кажется, что время бездарно потеряно. Можно было съездить куда-то, что-то посмотреть, с кем-то пообщаться… Быть в другой стране и тупо валяться на пляже? Ни за что! Но однажды у меня был такой «матрасный» период. Я отдыхал две недели в Болгарии. Тупо, как морской котик, валялся на берегу, и ничего другого мне не нужно было. Так устал после съемок, что захотелось побыть растением. Все зависит от настроения… - Вы часто возвращаетесь в места, где было хорошо? - Не возвращался ни разу. Наверное, интересно пройтись по местам былой славы, но потом захочется чего-то нового – новых ощущений, новых мест… А я уже все тут видел! Туризм тем и хорош, что, приезжая в новое место, ты получаешь свежие впечатления. А если место знакомое, это уже не туризм. Считай, что приехал в гости. - Что предпочитаете брать в поездку – чемодан, рюкзак или сумку? - Вообще-то я люблю саквояжи – настоящие, кожаные. Купил себе в Италии дорожный саквояж и, если еду на несколько дней, беру его с собой. А если собираюсь надолго, беру чемодан. Уже когда приехал, расположился в номере гостиницы, кидаю самое необходимое в рюкзак и отправляюсь на прогулку осваивать новые места. Рюкзак – мобильная вещь. Все полезно и удобно в определенный момент. - Что же вы кладете в свой саквояж, какие вещи необходимы в поездке, чтобы чувствовать себя комфортно и ни в чем не нуждаться? - Прежде всего складной нож – что-то отрезать, отпилить, постричь. Фляжку с наполнителем (в зависимости от ситуации наполнители бывают разные). Обычные вещи, необходимые для гигиены и, естественно, сменное белье. Все же люди! Кладу медицинские препараты и инструменты. Если понадобится что-нибудь заклеить, прижечь или зашить, у меня все для этого есть. Но в первую очередь я беру нож и фляжку. - И что же вы в нее наливаете? Местного производства напитки, к примеру, вас интересуют? - Всегда интересуюсь, чем напиваются местные жители. Я много чего уже пробовал – горилку, ракию, граппу… Пробовал израильскую водку и шриланкийскую (ее делают из кокоса, дрянь редкостная). Пробовал испанскую, французскую, немецкую и венгерскую. А какое вкусное вино в Израиле! Я однажды купил в розлив два литра красного, был очень удивлен. - Какие отношения у вас складываются с национальными кухнями? - Если я приезжаю в другую страну, меня интересует кухня только этой страны. Иначе неинтересно. В Шри-Ланке мы нашли ресторанчик на побережье и лопали там местную пищу вместо того, чтобы обедать в гостинице. Нам ловили рыбу, крабов, омаров и тут же их готовили. - А если бы это были червяки и кузнечики? - Вот этого пока что не было! Скажем, вот вопрос: буду ли я есть запеченных скорпионов? Не уверен, что я настолько смел, чтобы попробовать это безобразие. Мне ребята рассказывали случай, который произошел с ними в Китае или во Вьетнаме, точно не помню. Ребята зашли в ресторан и попросили самое дорогое местное блюдо. На них посмотрели с уважением. Через некоторое время приносят: на листьях салата лежит огромный живой слизняк… Хлопнув для храбрости водки, парни приступили к трапезе –стали разрезать слизняка на кусочки и есть. Шеф-повар упал в обморок! Оказывается, нужно было есть не слизняка, а слизь, которую он оставлял после себя. Так что, считайте, они слопали не экзотическое блюдо, а шеф-повара, потому что этих слизняков в городе было всего три штуки. - Какая же у вас любимая кухня? - Самую вкусную еду я пробовал в Париже в сирийском ресторане. Все было очень вкусно, но особенно потрясающе там готовят мясо. Я обожаю мясо. Больше всего люблю стейки с кровью, не прожаренные до конца. В детстве я даже сырое мясо ел! Поэтому для меня хорошая кухня там, где вкусно готовят мясные блюда. - Привозите сувениры из поездок? - Отовсюду, где бываю, привожу пивные кружки. У меня целая полка заставлена ими. Раньше брал любые, лишь была бы с эмблемой города, где я побывал, но теперь стараюсь, чтобы кружки были по меньшей мере оригинальными. Очень красивую посудину привез из Риги: выдолбленный ствол дерева (из глины, конечно), а ручка – изогнутая ветка, за которую очень удобно держаться. Правда, она, зараза, у меня раскололась. Я ее уронил, и теперь пиво можно наливать только до половины. - Зимний отдых вам близок? Горные лыжи, снегоходы… - Не стоял на лыжах с тех пор, как приехал в Москву. У себя в Тольятти я всю зиму катался с Жигулевских гор, а вот на горнолыжные курорты ни разу не ездил. Это моя мечта. К сожалению, зима – разгар театрального сезона, в это время играется много спектаклей, и уехать никуда невозможно. В этом году у меня случайно оказалось двенадцать свободных дней в феврале, и я рванул в теплую страну, на Шри-Ланку. Захотелось из холода уехать в тепло, в сказку. Лежишь на пляже и понимаешь, что этого не может быть! Какое-какое сегодня февраля? Снег должен быть с небес, а тут солнце! - Как вы относитесь к курортным романам? - Спокойно. Что поделаешь, если это уже случилось? Есть люди, которые ищут такого рода приключения, но я себя к ним не отношу. Каждый едет за своими ощущениями, за своим опытом. Есть же в Таиланде секс-туризм! И пожалуйста. Каждый выбирает по себе, что кому нужно. И потом, для этого есть свои причины. Курортные романы где, в основном, случаются? Думаете, на лыжном курорте? Нет, на море, где солнце и песок. Почему, как вы думаете, южные люди такие подвижные? У них много энергии, которую надо выплеснуть. Мы приезжаем на море, переполняемся энергией и тоже хотим ее потратить. Что в этом плохого? Все живые люди. Другое дело, что результат бывает разный. Одни пофлиртовали и разбежались, а у кого-то рушатся семьи и меняется жизнь. - Вы часто встречаете в поездках соотечественников? - Как вы думаете, что я услышал, когда поднялся на Эйфелеву башню? Русскую речь! Когда возвращался обратно в гостиницу, вижу: идет парочка. Женщина говорит мужчине: «Я вчера закрутила две банки помидоров, сейчас еще огурцы засолю, и хватит с нас». Я спросил у них по-русски, где метро, они мне по-русски же ответили. И все. Это был мой первый вечер в Париже. Потом я долго гулял по городу, хотел увидеть французов, еще лучше - француженок. Но видел только арабов и черных. А если попадалась красивая женщина, она была либо с арабской кровью, либо русская. Французов я так и не увидел. Мне сказали, что они ездят в машинах и сидят в дорогих квартирах и в замках. Я приезжал во Францию еще несколько раз, но французов так и не обнаружил. И где они обитают? В провинции, наверное – в Париже их точно нет. - Вы снимались в Италии, в Вероне. Какие впечатления остались от этой страны? - У нас был свободный день после съемок, и мы всей съемочной группой отправились в Венецию. Но не в туристическую часть Венеции, где толпы японцев и китайцев, сквозь которых не пробьешься, а туда, где живут обычные люди, и из окон доносится итальянская речь. Мы зашли в местный ресторанчик, где что-то громко обсуждали, спорили, смеялись… Такой кайф! Пицца была о-бал-денная!!! Пирог, а не пицца! - Какие впечатления остались от самой Вероны? Дух Ромео и Джульетты там чувствуется? - Еще бы! Там я понял, почему они были такими горячими подростками. Южане! Горные люди! К тому же тринадцать–шестнадцать лет – это самый безбашенный возраст. Пастернак перевел эту пьесу романтично, потому что время требовало подобного перевода. В оригинале никакой романтики нет. Там мат на мате! Меркуцио (я играю эту роль в спектакле театра им. Пушкина) общается только матом, и все время отпускает сальные шуточки. Парень-то, как оказалось, вполне нормальный! И я подумал: что было бы, если бы Ромео и Джульетта остались живы? Думаю, вряд ли что-то хорошее. В четырнадцать лет Джульетта родила бы первого ребенка, в пятнадцать второго, потом третьего… К семнадцати годам это была бы уже толстая тетка. Ромео наверняка завел бы себе любовницу. Нет, это пьеса про чистоту первых чувств, а не про вечную любовь. Вечная любовь только на небесах. Особенности и странности: Утверждает, что часто видит вещие сны. Один из таких снов, по утверждению Александра, приснился, когда заканчивал школу. В нем будущая звезда российских сериалов увидел номера билетов. Их он и вытащил на следующий день на экзамене. Другой случай. Когда в первый раз вышел на подмостки МХАТа, услышал торжественную музыку, которой априори звучать не могло. Была первая сценическая репетиция, курс вводили в массовые сцены «Бориса Годунова». Александр пришел раньше всех, даже раньше режиссера-постановщика, вышел на полутемную сцену и услышал хорал. Хобби: Спорт и автомобили. «В моем родном Тольятти молодые люди становятся либо спортсменами, либо наркоманами. Я выбрал спорт и стал заниматься самбо. С тех пор, если перестаю заниматься, мышцы ноют, а кости возмущаются». «Болеет» автомобилями. В старших классах школы успел потрудиться на ВАЗе, проходил практику на конвейере, на контактной сварке. После армии опять пришел на завод. Так что, как собираются машины, видел, и даже принимал в этом участие – на «девятки» ставил бензобаки. «Мне интересно, как машина устроена, что у нее внутри. Регулярно штудирую автомобильные журналы. Слежу, куда движется мировой автопром, что нового придумали». Любимое блюдо «Мне очень нравится летний борщ. Готовить его несложно. Варю густой мясной бульон, вынимаю мясо. С интервалом в одну минуту кладу: тушеные томаты, картошку, свеклу, слегка обжаренную в подсолнечном (нерафинированном) масле морковь, обжаренный лук, сельдерей. Когда борщ практически готов, добавляю мелко нарезанные цветки тыквы, и в самом конце процесса – капусту. Кладу обратно мясо. Борщ называется летним, потому что тыква цветет в начале лета. Благодаря ее цветкам борщ получается необычного ярко-рыжего цвета».

Severvirgin: Из интервью: Вечная любовь только на небесах. Полимичненько и диспутантивненько! Притом весьма и весьма, равно как и утверждение: "К семнадцати годам это была бы уже толстая тетка", ибо женщина по определению, данной ей самой Природой, не может быть "тёткой", тем более "...толстой". Она может быть лишь немного полна. А все остальные эпитеты зависят от вкуса и, что особенно, от воспитания пребывающего с ней рядом мужчины.

Смешная: Александр Арсентьев: Положительных героев играть неинтересно! 11-03-2009 | Московская правда Он родился в Тольятти. Родители - люди рабочих профессий, да и сам Саша в детстве хотел быть егерем, потом адвокатом, а в молодости работал на заводе: Отец сказал ему, когда узнал, что окончательный выбор сына пал на актерство: "Главное - не пожалей потом!" Арсентьев не жалеет. В 1999 г. Александр окончил Школу-студию МХАТ (курс О. Ефремова), с 2001 года работает в труппе Московского драматического театра им. А. С. Пушкина, где уже снискал титул "звезды". Но главное, о том, что в многотысячном списке молодых российских актеров появился еще один "стройный брюнет со жгучим взглядом", не жалеют зрители. Впрочем, о биографии Александра Арсентьева легко узнать из многочисленных интернет-сайтов, пишущих об актерах, театре и кино. Но все они друг друга дублируют или цитируют. Почему-то кажется, что у этого артиста есть что-то типа "второго я", "второго дна": Вот и аншлаговый спектакль нынешнего сезона Театра им. Пушкина - "Дамский портной" Ж. Фейдо - дает понять: Александр талантлив, многогранен и абсолютно противоположен доктору Мулино, которого играет. - Какие роли интереснее исполнять, - задаю банальный вопрос, - те, что близки по натуре, или те, что противоположны? - Иногда противоположность играть проще, потому что кажется, что знаешь, какой он, - нетривиально отвечает Арсентьев. - Роль человека, близкого тебе по характеру, по мироощущению, как и роли положительных, правильных людей, гораздо сложнее исполнять, потому что вроде играть ничего не надо, все понятно. Нет игры, потому что с героем ничего не происходит. И тогда задача - не сделать его иконой. Отрицательному герою (а на таких артисту везет. - О. М.) всегда ищешь оправдание: ведь он не просто так совершал те или иные поступки, у него есть причины, которые кроются в характере. Стараешься его понять, раскрыть характер изнутри. Мне, например, интересно сейчас работать над ролью в новом сериале, где мой персонаж в 23-й серии - хороший человек, внимательный друг, а в 24-й, последней, вдруг выясняется, что он-то и есть главный злодей. С характерным героем всегда "есть, где развернуться"! - Но это закон жанра, особенно сериального. Почему ваш герой так поступал? - Из-за любви. Все из-за любви, - загадочно-мечтательно произносит мой собеседник. - А "Письмо счастья" по пьесе Танкреда Дорста тоже о ней? Расскажите о новом спектакле. - Это четвертая премьера сезона. Получилось интересно, это точно. По названию ясно, что спектакль о любви. Скорее, это пьеса о взаимоотношениях женщины и ее мужчин - мужа, любовника, отца. С персонажем, которого я играю, - Краппом, я раньше никогда не сталкивался. Он жесток, малоэмоционален, логичен. Его сложно было сделать человечным - так, чтобы он не выглядел "машиной", "роботом". Конечно, лучше увидеть постановку: - Значит, заранее успех не планировался? А чем вы можете объяснить то, что в вашем театре такой аншлаг в последнее время? Ведь, помнится, достать билет в Пушкинский было проще простого, а теперь даже дополнительные ряды в проходе ставить приходится. - Вот такое произошло чудо! Ни я, ни мои коллеги, ни режиссер совершенно не предполагали успех - это вещь непредсказуемая. Поверьте, никто не знал, что на "Портном", да и на "Теноре" (имеется в виду спектакль "Одолжите тенора!" К. Людвига. - О. М.) будет такой ажиотаж! Думали, пару показов - и нас закидают помидорами. Критики, например, постановку французской бульварной пьесы с элементами адюльтера не приняли. На рекламу театр почти не тратился. А публика в восторге, и это не значит, что она, публика, имеет плохой вкус или необразованна. Просто тема, сюжет близки, анекдотично знакомы. Люди приходят отдохнуть, развлечься, отвлечься, у нас уже давно начинают смеяться просто при слове "теща". - Ну, за это спасибо нашим сатирикам и юмористам, наверное! Вы сами-то в такой ситуации, как ваш доктор-портной, не оказывались? - Нет (смеется). И у меня золотая теща, про таких не пишут. - Однако чувствуется, как вы выкладываетесь на сцене. - Это от зала зависит. Иногда играется легко. Иногда чувствуешь какую-то стену, барьер, преодолеть который удается не сразу. Вопрос взаимодействия сначала с режиссером и партнерами, а потом - практически ежевечерне - с публикой, непосредственное общение друг с другом очень важны в нашем искусстве. - В связи с этим вопрос: вы много сыграли в кино - "Тяжелый песок", "Под небом Вероны", "Адъютанты любви"... Где больше нравится работать? - Этот вопрос часто задают. Знаете, я не снимался пока в художественном кино. Только в сериалах, а это, согласитесь, несколько другое искусство. В любом случае на съемочной площадке не хватает "дыхания зала", все уходит в этот "черный круглый глаз" объектива, тонет там. И результат видишь далеко не сразу. В театре испытываешь совсем другие чувства. Играешь каждый раз с одного дубля. - Вас не расстраивают штампы, ярлыки, канцеляризмы, которые используют в эпитетах, когда говорят об актерах? - спрашиваю как-то сложно и невпопад разговору о гороскопах, который возник между делом и в которые, к слову, Александр не верит. - Например, "герой-любовник", "последний Дон Жуан"? - Знаете, когда я уже учился в Школе-студии МХАТ, то впервые столкнулся с такой характеристикой: "красивый". Я, честно, не знаю, как себя вести, когда мне это говорят. Я ж не девушка, я не знаю, как реагировать на комплименты. Я рос в мужской компании в рабочем городе, мне никто этого не говорил, да и вообще вряд ли внимание обращал на внешность. И вот, когда я бегал по киностудиям, по агентствам, то режиссеры обычно брали фото и комментировали, мол, "а, он - красивый, значит, ничего не может". Вот это и было обидно. Почему-то, к сожалению, существует догма: красивый, значит, обязательно бездарный. Пока режиссер не видел меня на сцене, он не верил в мои актерские способности (таких случаев было достаточно). Так что все время приходится доказывать, что черты лица - не показатель, что нельзя делать вывод, опираясь на внешние данные и фото. Это я не к тому, что я талантлив (смеется). Это просто ответ на ваш вопрос. - Понимаю. Вопрос таланта - тема для критической заметки, буду писать рецензию - скажу все, что думаю, обещаю. Позвольте последний вопрос - о праздниках: какие любите, как справляете? - Все зависит от настроения. Иногда хочется уединиться, иногда побыть с близкими. Многие любят ходить на тусовки, в гости, на праздники, а я люблю их устраивать. Собираться с друзьями, общаться, вместе отдыхать. Отмечаем по возможности все: и Новый год, и День театра, и дни рождения, и Масленицу. В армии я служил, зря прожитыми эти годы не считаю, так что 23 февраля тоже праздную. :Мы выходили из театра через служебный вход. В предбаннике висела афиша "Дамского портного". Крупным планом - Александр Арсентьев. Подумалось: по-актерски фотогеничен, но на себя не похож - в жизни совсем другой. И словно в подтверждение, он обронил уже без диктофона: "Со мной трудно, я сложный:" Оксана МЕРЗЛИКИНА.

Анаст@сия: Хлопнув для храбрости водки, парни приступили к трапезе –стали разрезать слизняка на кусочки и есть. Шеф-повар упал в обморок! Оказывается, нужно было есть не слизняка, а слизь, которую он оставлял после себя. Так что, считайте, они слопали не экзотическое блюдо, а шеф-повара, потому что этих слизняков в городе было всего три штуки.

Severvirgin: Он-лайн конференция форума "Амедия" 24.11.2005 Вопросы Александру Арсентьеву (Маркиз Д'Арни): 1. Близок ли ваш герой вам по характеру? Если да, чем? Если нет, почему? - Есть какие-то общие черты. Например, никого не предавать, не делать подлостей. Несмотря на то, что на моего героя хотят навешать ярлыки, что он – самый главный злодей и подлец, он ничего подлого не совершил, но мы разные. 2. Александр, пришлось ли Вам к чему-то приспосабливаться, снимаясь в "Адъютантах любви"? - Приспосабливаться – нет. Скорее обучаться. Когда надеваешь костюм другой эпохи, уже невозможно ходить так, как ты ходишь в обычной жизни. То, как ты одет, не дает тебе сказать какие-то вольности и налагает больше ответственности. 3. Какая работа больше близка Вам по духу в театре или в кино? - В театре ты растешь, приобретаешь больше опыта. Так, по крайней мере, у меня получается. В кино больше отрабатываешь штампы. 4. У Вас очень напряженный график работы, то съемки, то спектакли, дайте, пожалуйста, рецепт как справляться с таким напряженным ритмом работы? - Главное - находить время для сна. 5. Самая любимая и самая удавшаяся, по Вашему мнению, роль? - Любимые роли – это Меркуцио в «Ромео и Джульетте», Тито Мерелли в «Одолжите тенора», Лысевич в «Бабьем царстве», Карандышев в "Бесприданнице". 6. Как любите проводить свое свободное время? Вернее как любили, видимо сейчас его у Вас очень мало. - По-разному. Зависит от настроения. Когда книги читаю, когда фильмы смотрю, когда предпочитаю активный отдых. У меня нет графика: сегодня – плавание, завтра – рыбалка. Отдыхаю так, чтобы расслабиться и набраться сил для работы. 7. Расскажите немного о своей семье. Как родители отреагировали на Ваше решение стать актером? - Отреагировали хорошо и очень мне помогали. Мои родители гениальны тем, что они никогда не запрещали мне делать то, к чему я стремился. 8. Отслеживаете ли Вы публикации в прессе и в интернете о Вас? Как Вы относитесь к ним? - У меня не всегда есть возможность отслеживать публикации. Но есть друзья, поклонники, которые помогают. Они собирают и приносят стопочки прессы, набирается архив, который я потом пересылаю родителям. 9. А Вы женаты или есть ли у Вас девушка? - Брачными узами я пока не связан. 10. Представьте, пожалуйста, такую ситуацию. Один современный и очень талантливый режиссер с мировым именем собирается осуществить грандиозную постановку "Гамлета", в которой собираются принять участие многие ваши знаменитые коллеги по цеху, с которыми вы давно мечтали поработать вместе. В этом спектакле вам предлагают сыграть... череп Йорика. Ваша первая реакция на подобное предложение? - Если у режиссера будет какое-то интересное решение, почему нет. Интересно будет попробовать, но, это конечно, фантастика. Хотя в институте приходится играть и деревья, и кубики, и камни. Так что сыграть череп – не проблема. 11. Назовите литературных (или исторических, кино- и т.д.) героев, на которых Вы хотели быть похожими в детстве. - Еще в детстве проявлялись какие-то актерские задатки, и хотелось быть похожим на многих героев, «примерить» на себя их образы. Так что назвать одного героя было бы неправильно. 12. Сцена, где ваш герой признается в любви Ксении - одна из лучших сцен сериала. Скажите, вы в жизни способны на подобное страстное признание? Или же предпочитаете более "спокойные" отношения? - Способен. 13. Вы просыпаетесь утром и вдруг узнаете, что завтра наступит конец света. И сегодняшний день - последний в истории человечества. Как вам кажется: о чем бы вам думалось в этот день и на что бы вы этот день потратили? - Не хочу об этом думать. День посвящу своим близким. 14. Какая роль Вам была бы наиболее неприятна? - Та, что плохо мною сыграна.

Смешная: Ух ты, раритет. )))

Лилия: Вопросы не плохие

Алина: вчера была в чужом театре и там у них в программке вот это :

Severvirgin: Алина пишет: вчера была в чужом театре и там у них в программке вот это Гы. А отчего иной театр обогатил свою программку сторонним актером, неизвестно?

Алина: Для красоты наверное) или зрителей приобщить к Прекрасному)) а если честно, то не знаю) но меня порадовало)

Смешная: Алина пишет: Для красоты наверное) или зрителей приобщить к Прекрасному)) Любопытнейшая история... )))

Анаст@сия: Алина В каком театре такие программки?

Severvirgin: Анаст@сия пишет: В каком театре такие программки? Да, кстати. Любопытно узнать, где такие статейные презенты делают.

Лилия: Да круто что только не придумают

Elena: РОССИЯ – ЭТО НЕ ТОЛЬКО ГАЗ Но еще и театр, Чехов и сериалы… На прошлой неделе газета «El Periodico» решила несколько разнообразить русскую тему, сосредоточившуюся в последнее время исключительно на газово-нефтяной проблематике. Издание напомнило своим читателям, что Россия - это не только конфликтные энергетические запасы. В стране существует еще и культура - театр, кино, литература. Впрочем, и в духовной сфере конфликтов хватает. О них беседовал московский корреспондент «El Periodico» Дмитрий Поликарпов с молодым, но известным московским актером Александром Арсентьевым. Имя этого актера знакомо не только зрителям сериалов «Марш Турецкого» или «Адъютанты любви». Александр служит в Театре имени А.С. Пушкина и имеет собственное мнение о столичной театральной жизни. «Сцена переживает время перемен, ситуация очень нестабильная, - рассказал русский актер испанской газете. - В 80-е годы существовало несколько определенных школ, и каждый из театров располагал своим репертуаром и публикой. Сегодня все смешалось. Очень трудно сохранять индивидуальность, потому что зрители и законы рынка диктуют свое. Вначале ты должен заработать деньги, и уже потом можешь позволить себе эксперименты. Кроме того, успех труппы во многом зависит от телевидения. Многие театральные режиссеры стараются заполучить себе ставшие известными благодаря сериалам лица, даже если эти знаменитости и не представляют никакой ценности как театральные актеры. …Современная российская драматургия хромает. Иногда кажется, что авторы в жизни не были в театре. Как это обычно и происходит в периоды литературного затишья, театры обращаются к классическим произведениям. В последнее время увидели свет инсценировки Чехова, Достоевского, Пушкина». Актер рассказал и о том, какой он видит свою профессию изнутри. «В 90-х годах все хотели быть адвокатами или экономистами. Потом пришел успех российских сериалов, и многие молодые люди подумали, что, будучи актером, ты в одну ночь можешь стать богатым и знаменитым. Конкурс в театральных училищах - небывалый. Количество человек на место выросло за последние десять лет с 80 до 200. Но сегодняшние студенты другие. Я вырос в Советском Союзе, а они - в хаотичной России 90-х. Когда нам предлагали роль, мы спрашивали: «А кто режиссер?». Сегодня они спрашивают: «А сколько платят?» …Как в российском кино, так и в театре понятие «звезда» сегодня обесценилось. Есть прекрасные актеры, но они не «звезды». И есть фиктивные «звезды», за плечами у которых нет важных ролей». 21 января 2007 Источник http://www.espana.ru/press/4/publication/5900/

Severvirgin: Оригинал интервью на испанском языке

Смешная: Благо нашли такой раритет.

Алина: спасибо) но как-то оригинал длиннее перевода) будет время, надо восполнить пробел)

Смешная: Алина пишет: но как-то оригинал длиннее перевода А действительно, длинее!)))

Алина: *там как раз самое интересное про зарплаты осталось*

Смешная: Нужно срочно бежать за словариком.

Severvirgin: Вольный гуглявский перевод: В Москве только три театра, которые получают значительные субсидии, где актеры получают заработную плату, что позволяет им дожить до конца месяца. Например, актер зарабатывает там около 1000 евро в месяц. Являются привилегированными. В моем театре я получаю только 200 евро в месяц, деньги, которые тратятся в Москве в течении двух дней. Не существует иного выбора, кроме как найти работу, чтобы выжить. Были времена, когда я работал в пяти местах.

Алина: еще кусок «продюсеры относятся к нам, как к рабам» АА, 33г., выдающийся представитель нового поколения русских актеров. Он стал известен благодаря не только театральным постановкам, но и кинопроектам. В 99 году он получил диплом МХАТа, бастиона революционной системы Станиставского. В течении двух лет он служил в МХТ, считающимся одним из сильнейших театров мира. С 2001 года он является актером театра Пушкина. Так же он руководит курсом в МХАТе. - каков репертуар? много переведенных работ? Современная российская драматургия хромает. Иногда кажется, что авторы в жизни не были в театре. Как это обычно и происходит в периоды литературного затишья, театры обращаются к классическим произведениям. В последнее время увидели свет инсценировки Чехова, Достоевского, Пушкина. Переведенные работы формируют примерно половину репертуара. В театре Пушкина мы только что выпустили театральную версию Мадам Бовари Флобера. У нашей постановки «Одолжите тенора» (известной комедии северноамериканского театрального писателя Кена Людвига) был колоссальный успех. -Жива ли школа драматического образования, известная как метод Станиславского? -Более чем жива! В Европе или США диплом школы-студии МХАТ (чьим соучредителем был русский актер и режиссер Константин Станиславский) означает знак качества. Каждый год десятки американских студентов изучают метод Станиславского в Москве. Существует даже целая группа североамериканских актеров, которая формируется в школе МХТ каждые четыре года. -какое значение имеют телевизионные сериалы для актеров? -прежде всего сериалы – источник дохода. В сериалах актер преуспевает гораздо больше, чем в театре. Качество – последнее, о чем он задумывается. -на что живет средний русский актер? - только в трех московских театрах, которым предоставляют значительные субсидии, актеры получают заработную плату, которая позволяет им дотягивать до конца месяца. Например, актер МХТ зарабатывает 1.000 евро в месяц. Они привилегированные. В своем театре ежемесячно я получаю только 200 евро, деньги, которых в Москве хватает на два дня. И нет другого выхода, чтобы выжить, приходится искать дополнительную работу. Было время, когда я работал на пяти работах. -как вы можете охарактеризовать современное состояние русского кино? -мы живем в эпоху не режиссерского, а продюсерского кино. Продюсер - бог, которые вливает инвестиции и властвует. Слишком многое зависит от вкусов этих людей, которые обычно являются предпринимателями и имеют мало общего с кино. Они относятся к актерам как к рабам и хотят вас использовать. Это широко распространено в России, т.к. немногие актеры могут нанять для себя агентов для борьбы с ними. *и там еще кусочек остался*

Смешная: Во! Нашла маленькую статейку на одном из сайтов. Пусть не ново, зато необычно.)) Александр АРСЕНТЬЕВ: пoсь видзoдласа мича брюнет Йолога 07.11.2008 Александр локтiс Москваö Тольяттиысь. Кöсйис лоны адвокатöн, а лоис актёрöн. Ачыс шуö, мый тайö уджъясыс öта-мöдыскöд матынöсь. Но актёрлöн уджыс дзик пыр эз артмы. Медводз армия, сэсся сёян блокъясын оборудование дзоньталан удж. Дерт, танi кынöмыс пыр вöлi пöт. Быд пусьысь нывка кöсйис вердыштны том зонмöс. Сэсся вердан эстафетасö босьтiсны театрса поклонницаяс, ставныслы козьналiсны дзоридзьяс, а Александрлы сцена сайö ваялiсны пирöг-шаньга, торт. Таысь Арсентьевöс ёна радейтiсны театрын, чай дорö пыр вöлi пöсь нянь. Буракö, ёна вердöмысь Александр ёнмис, вочасöн сёян новлöдлöм Аугдiс. Пöсь видзöдласа мича брюнет — стöч татшöмöн Александр петкöдчис «Адъютанты любви» сериалын, коксьыд уськöдана мича француз да шпион. Александр Арсентьев чужис 1973 воын. 1999 воын помалiс МХАТ школа-студия. Сэсся кутiс уджавны МХАТ-са труппаын. 2001 воын артисталiс А.С.Пушкин нима театрын. Перевод примерно следующий: Александр приехал в Москву из Тольятти. Мечтал стать адвокатом, а попал в актеры.Но актерская карьера сложилась не сразу. Сначала была Армия, а потом работа на «Автовазе» Арсентьев ремонтировал оборудование на пищеблоках. Так что, говорит, Александр, всегда был на харчах. Девушки – поварихи и тогда с особой теплотой относились к молодому наладчику, каждая считала своим долгом его покормить. Эстафету «покормить» поддержали уже театральные поклонницы, всем дарили цветы, а Александру за кулисы носили пирожки, торты и запеканки.За это Арсентьева в театре очень любили, к чаю всегда была свежая выпечка. Видимо, актер, благодаря стараниям почитательниц, неплохо поправился и поток еды в закулисье прекратился. И хорошо, а то ненароком можно было лишиться статуса «стройного брюнета со жгучим взглядом». Именно таким Александр появился в сериале «Адъютанты любви», чертовски красивый француз, шпион, двойной агент.

Severvirgin: Да простит меня Машуля, я чет сразу вспомнила анонс Бывшей - "... вкрай задрисна людина".

Смешная: Да, похоже. Язык коми однако. Мы становимся многонациональным форумом!

Анаст@сия: Severvirgin пишет: "... вкрай задрисна людина".

Смешная: О спектакле "Лесная песня". "Песня" повествует о трудном соседстве людей и сказочных лесных обитателей - русалок, лесовиков, водяных... Вольная воля и скучная обязаловка. Поэзия и проза. Всем вроде бы хороша лесная жизнь - свежий воздух, подножный корм, интересное общество, бессмертие в придачу, но не знают странные существа, что такое настоящая любовь. Любят легко, беззаботно и безответственно, изменяют направо и налево, удовлетворяют физиологические потребности, с кем захочется. Вождем всей этой свальной сексуальной революции выступает некто Перелесник (Александр Арсентьев), чудо мужского обаяния. Стройный, высокий, мускулистый красавец, юный и озорной. Перелесник крутит со всеми местными особями женского пола, влюблен во всех и ни в кого, хочет каждую, дрожит от нетерпения, скачет, кривляется, летает на легких ногах, ни секунды не может поторчать спокойно и даже при фантастической лесной терпимости все время страдает через свои подвиги: то одна наградит ревнивым тумаком, то другая... Так вот, грубо говоря, среди циничной лесной аристократии появилась одна интеллигентка. Мавка. Что есть мавка, толком не объясняется, но, в общем, близкая родственница русалок, только сухопутная. И в ее бессмертном и бездушном организме зарождаются определенно душевные потребности - влюбиться сильно, любить вечно, прилепиться к желанному навсегда. Ей кажется, что именно так бывает в мире людей. Русалкам тоже нужны легенды... «Лесная песня» - спектакль музыкальный, композитор Владимир Назаров написал к нему несколько тем, пара-тройка из которых могли бы стать классными эстрадными хитами. (Как люди молодые и современные, мхатовские студийцы уже наладили в фойе продажу компакта с «лесными песнями».) Когда слушаешь Исакову или Арсентьева, в особенное веселье приводят воспоминания о наших маленьких, тускленьких, изо всех сил раскручиваемых «звездочках». Оба поют и двигаются так, что какая-нибудь Алсу должна сгореть со стыда вместе со всем Евровидением... источник

Анаст@сия: ...нет слов...одни эмоции)))

Severvirgin: Александр Арсентьев: В детстве я хотел стать егерем Александр АРСЕНТЬЕВ сейчас - один из ведущих актеров Московского драматического театра имени Пушкина. До этого ученик Олега Ефремова, после окончания Школы-студии МХАТ играл в театре своего великого учителя. Александр много снимается, в основном в телесериалах: «Марш Турецкого», «Красная капелла», «Адъютанты любви», «Тяжелый песок» и др. А недавно в театре Пушкина состоялась громкая премьера - спектакль «Босиком по парку» по пьесе Нила Саймона, где Александр Арсентьев сыграл главную роль. - Вы играете в спектакле молодого преуспевающего адвоката. В чем изюминка этой роли? - После армии я сам хотел стать адвокатом. Вернулся в свой родной Тольятти в 93-м. Работал на АвтоВАЗе мастером по ремонту оборудования пищеблока. И все думал, кто у нас зарабатывает большие деньги? Получалось, что адвокаты. Полгода готовился к юрфаку, но... за компанию поступил на театральные курсы. Что касается роли Пола Брэттера, он очень сильно влюблен в свою жену Кори, слепо выполняет все ее прихоти. Но наступает прозрение, Пол начинает анализировать поступки любимой. А в конце, как это часто бывает в американских пьесах, не выдерживает и пытается устроить пьяный бунт. - Спектакль заканчивается феерически, с индийскими танцами и песнопениями, как в знаменитом оскароносном «Миллионере из трущоб»... - Мы немного поправили образ соседа четы Брэттеров, он стал у нас носителем индийской культуры. Индия привязана не случайно, действие происходит в конце 60‑х - начале 70-х, а в эти годы в Америке очень увлекались разными индийскими течениями. В финале спектакля мы все танцуем и поем по-индийски. В общем, получилась смесь американской мелодрамы и голливудского кино. - Сами никогда не увлекались индийской культурой, кино или, скажем, йогой? - Йогой занимаюсь немного, но она для меня скорее как утренняя разминка. И для здоровья, и для профессии полезно. Скажем, я отрегулировал с помощью йоги дыхание. Если в спектаклях ты одновременно и танцуешь, и поешь, как в «Босиком по парку», правильно дышать - очень важная вещь. - А еще чему специально обучались, готовясь к той или иной роли? - Я сейчас много читаю книг о том, какими были люди в середине XIX века, во времена русско-турецкой войны. Мы в прошлом году отсняли четыре серии фильма «Институт благородных девиц». Мой граф Воронцов, герой войны - такой собирательный образ. Чтобы гордо носить полковничьи эполеты, правильно сидеть в седле, надо много тренироваться. Вот и занимаюсь сейчас верховой ездой, фехтованием. - Где-то прочитал, что в детстве вы хотели стать егерем... - Да, мечтал уехать в сибирские леса, охотиться на белок, бить им прямо в глаз из ружья. Дед у меня был охотник - ходил на волков, на лис, зайцев. И меня порой брал с собой. Выходили рано утром верхом на лошадях, у каждого своя гончая на поводке. Сверху смотрим - заяц бежит. Командуешь: «Куси!» Не «фас», а именно - «куси». У охотничьих собак и сторожевых разные команды. Например, вместо «фу» - «отрыщь» и так далее. Так вот, гончая, услышав «куси», в два прыжка настигала зайца. Там и ружье не надо было применять... - Тем не менее вы стали не егерем, а актером. И учились в Школе-студии МХАТ не у кого-нибудь, а у самого Олега Николаевича Ефремова! - Конечно, это был замечательный педагог, с огромным чувством юмора. Я любил его пародировать. У нас был однажды показ по драматургии Виктора Розова. Мы стояли в перерыве с моим однокурсником, и я с непередаваемой на бумаге ефремовской интонацией стал своего товарища напутствовать: «Ну, Андрейка, посмотрел я на тебя. Посмотрел... Интересный ты такой, необычный в этой роли! Я тебя таким... Здрасьте, Олег Николаевич!» В этот момент мимо проходил Ефремов. «При-ве-е-т!» - как всегда, растянуто и мягко ответил Олег Николаевич. Он слышал наш разговор, вообще знал, что я его иногда пародирую, но прощал мне подобные «дерзости». - Бесстрашный вы человек! - Не скажите. Однажды я испытал настоящий ужас на съемках сериала «Тяжелый песок». Снимали в крещенские морозы, в городе Щорсе, что на Украине. И вот сцена казни моего героя Якова Ивановского. Я стою на пронизывающем ветру в одном исподнем, босиком, на табуретке, с петлей на шее. Вокруг фашисты с автоматами, машины, слепят прожектора. Между дублями, дрожа от холода, я вдруг вспомнил, как в детстве, смотря фильмы про войну, я представлял себя на расстреле. Как бы я повел себя во время казни? Но тогда я только пытался это представить, а тут, на съемках, с петлей на шее, я вдруг отчетливо осознал, что чувствовали люди за несколько минут до смерти. Им было наплевать - холодно-не холодно, мороз-не мороз. Смерть смотрела им прямо в глаза. Светят прожектора, надрывно лают овчарки, дует ветер, причитают бабы. И было такое полное погружение во время, в образ, что мне стало реально жутко. И ничего не надо было играть - мне было страшно до оцепенения!.. Что, собственно, и требовал от меня режиссер. источник

Лилия: Интересная статья

Лилия: - Где-то прочитал, что в детстве вы хотели стать егерем... - Да, мечтал уехать в сибирские леса, охотиться на белок, бить им прямо в глаз из ружья. Дед у меня был охотник - ходил на волков, на лис, зайцев. И меня порой брал с собой. Выходили рано утром верхом на лошадях, у каждого своя гончая на поводке. Сверху смотрим - заяц бежит. Командуешь: «Куси!» Не «фас», а именно - «куси». У охотничьих собак и сторожевых разные команды. Например, вместо «фу» - «отрыщь» и так далее. Так вот, гончая, услышав «куси», в два прыжка настигала зайца. Там и ружье не надо было применять... Даа ...не для слабонервных

Хомка: Да, хорошая статья! Небольшая, но очень интересная

Алина: 06/04/2010

Лилия: ааааа...... Сергей Лазарев класс!!! да еще с новым диском

Алина: это День рождения, Презентация, все в одном флаконе)))

Лилия: Алина,спасибо 2в1

Severvirgin: Лилия пишет: да еще с новым диском С коробочком.

Severvirgin: Лилёк, мы с тобой, кажись, были единственными свидетелями кулинарной темы! Она также феерически ипарилась с форума вместе с нашими двумя постами, как и с сайта институток. Редактор пишет: Это просто его интервью одному изданию. Надеюсь, нас не прикончат как свидетелей битвы титанов аффтарских праффф. Однако ж ссылку, они затереть все таки не успели.

Смешная: Severvirgin пишет: мы с тобой, кажись, были единственными свидетелями кулинарной темы! Не единственными.

Лилия: Severvirgin пишет: Лилёк, мы с тобой, кажись, были единственными свидетелями кулинарной темы! Она также феерически ипарилась с форума вместе с нашими двумя постами, как и с сайта институток. Редактор пишет: цитата: Это просто его интервью одному изданию. Надеюсь, нас не прикончат как свидетелей битвы титанов аффтарских праффф. Однако ж ссылку, они затереть все таки не у Да уж

Александр: Девушки, это была не отредактированная версия, за что и была уничтожена

Severvirgin: Александр пишет: это была не отредактированная версия Но все-таки рецепт мате в термосе для снятия похмельного синдрома успел найти своего читателя.

Лилия: Severvirgin пишет: Но все-таки рецепт мате в термосе для снятия похмельного синдрома успел найти своего читателя. А я записать не успела

Severvirgin: На сайте институток повторно выложили интервью. "Скорпионы в сиропе по вкусу похожи на леденец". Честно говоря, никаких отличий от прошлой версии не заметила.

Лилия: Severvirgin пишет: На сайте институток повторно выложили интервью. "Скорпионы в сиропе по вкусу похожи на леденец". Честно говоря, никаких отличий от прошлой версии не заметила. Все на месте и мате хотя бы фотку сменили бы

Severvirgin: А это интервью опять с сайта удалили.

Лилия: Severvirgin пишет: А это интервью опять с сайта удалили. одним словом палата номер 6

Severvirgin: Чего-то нехорошее у них там на корпоративном уровне творится. С инф.агентством статью поделить не могут.

Лилия: Severvirgin пишет: Чего-то нехорошее у них там на корпоративном уровне творится. С инф.агентством статью поделить не могут. Ага

Аксинья: Кажись, что-то опять пропустила))) Это кулинарная страничка была? Вообще, про мате интересно. Не в плане снятия похмельного синдрома, а во вкусе. Мммм, должно быть интересно. Почему-то, прочитав название, вспомнила дату рождения героя)))

Severvirgin: Аксинья пишет: Вообще, про мате интересно. Не в плане снятия похмельного синдрома, а во вкусе. Ну, кому вкус, кому бодун.

Severvirgin:

Аксинья: Очень красивая пара!

Смешная: Жаль ИБД с интервью не торопится, народ вопросы задавал. (((( Все чаще в СМИ появляются однотипные интервью, с одинаковыми вопросами-ответами.

Severvirgin: Смешная пишет: однотипные интервью, с одинаковыми вопросами. И главное, курица одна и та же.

Annie: Какая вкусная история знакомства)))

Лилия: Severvirgin пишет: И главное, курица одна и та же. Дежавю единственное, что новое это всадники.

Аксинья: Смешная пишет: Все чаще в СМИ появляются однотипные интервью, с одинаковыми вопросами-ответами. Да, я тоже заметила - интервьюеры не напрягаются.

Анаст@сия: Значит плохо учили ТМЖТ (теория и методика журналистского творчества)

Анаст@сия: ...и основы журналистики видимо тоже...

Лилия: Интервью Александра Арсентьева: скорпионы в сиропе по вкусу похожи на леденец можно засекать время

Лилия: Удалили

Severvirgin: Все чудесатее и чудесатее.

Аксинья: Забавно Это такая игра? А они правда похожи на леденец? Я-то никогда не решусь попробовать, но уж больно интересно.

Лилия: Александр Арсентьев: Я с детства мечтал о профессии летчика-истребителя Актер рассказал, почему ему нелегко играть графа Воронцова в сериале «Институт благородных девиц» Александру Арсентьеву никуда не деться от своей внешности: высокому статному красавцу по жизни положено играть красавцев мужчин. Он их и играет - то бабника-сердцееда, как в недавно вышедшей картине «Ёлки», а то благородного офицера, преданного своей даме сердца, как в сериале «Институт благородных девиц». На днях завершились съемки еще одной картины - «Хозяйка белых ночей», и там опять Александру досталось роль типичного героя-любовника - Вашей партнершей по фильму «Хозяйка белых ночей» стала Анастасия Заворотнюк. Как вам работалось вместе? - Прекрасно! Мы с Настей знакомы давно - учились вместе в школе-студии МХАТ. Правда, она была на курс старше, но так как институт у нас небольшой - все друг друга знали. Мы вместе бегали в «Табакерку» смотреть спектакли. У нас были обычные дружеские отношения. Но на площадке мы встретились впервые… - Александр, вы такой статный, видный актер, героев-любовников постоянно играете… Признайтесь честно, за вами много девушек увивается? - Толпами не бегают. Поклонницы моего творчества - интеллигентные и воспитанные девушки и женщины, и ведут они себя очень деликатно. Я многих знаю в лицо, они приходят на спектакли, дарят цветы, подарки… Не скрою - мне приятно, когда меня ждут поклонницы, чтобы взять автограф… Но это все происходит без фанатизма. - А насколько вам близок образ графа Воронцова, которого вы играете в сериале «Институт благородных девиц»? - Приторно сладкий образ - в жизни таких людей не бывает… Но что поделаешь - и взрослые люди любят сказки, и им их нужно время от времени рассказывать. - А какие вам сказки нравились в детстве? - Мне в детстве всегда хотелось, чтобы у меня был свой любимый герой, на которого я старался бы быть похожим, соответствовать ему, в чем-то подражать… - И кто же был ваш герой? - Когда на экраны вышел фильм «Три мушкетера», и я его еще не успел посмотреть, а все мои друзья по детскому саду уже посмотрели и разобрали себе героев: кто-то был Д’Артаньяном, кто-то - Арамисом, Атосом, Портосом. А мне нравилось, как звучит слово «кардинал». Я спросил у ребят: «Кто это?». А они мне ответили: «Это тот, кто ходит весь в черном!». Мне это понравилось, и я решил стать кардиналом. Но, посмотрев фильм, я понял, что Д’Артаньян - круче всех, и я сказал: «Я не буду больше кардиналом - я буду Д’Артаньяном!». А когда стал старше, то мне очень нравились книги Акунина - я восхищался Фандориным. И мне до сих пор симпатичен этот персонаж. Еще помню: когда я учился в школе, мама покупала мне абонемент в кинотеатр, и я смотрел фильмы - все подряд, по нескольку раз - иногда даже убегал из школы, чтобы пойти в кино… - Какие фильмы вас в ту пору особенно «зацепили»? - «Четыре танкиста и собака» - мы его называли «Три поляка, грузин и собака», а еще - «Бронзовая птица», «Кортик»… Нравились все фильмы про Гражданскую войну, где мальчишки геройствуют, спасают, стреляют - это все вызывало неимоверный восторг! - По сути, сейчас исполнилась ваша детская мечта: ведь в «Институте благородных девиц», помимо любовной линии, есть еще и «войнушка». - Я как-то об это не думал. Получается, что сбылась! - Батальные сцены даются тяжело? - Да, все сцены, связанные с эмоциями, любовью, войной - очень тяжелые. На одном из сайтов прочитал, что в графе Воронцове кого-то не удовлетворяет его сдержанная эмоциональность - люди хотят, чтобы он на себе мундир рвал, страсти метал… Наверное, об этом пишут молодые девчонки - конечно, им хочется, чтобы герой был геройским! Но они забывают о том, что Воронцов - человек зрелый, женатый, он вхож в высшие слои общества. И в тоже время - влюбился в девушку, которая моложе его на двадцать лет! Воронцов - не такой импульсивный, как его друг Бутов. Нет, в душе-то он, конечно, романтик. Но изначально он - военный, поэтому стихи сочинять и петь женщинам серенады - не в его компетенции. - В жизни вы, как и Воронцов, склонны сдерживать свои эмоции? - Я очень импульсивный и эмоциональный человек. Моя жена Анна говорит, что это - профессиональная деформация. Актер не может быть неэмоциональным и неимпульсивным - тогда этому человеку не подходит эта профессия. - В кино вы чаще всего герой-любовник, а в театре какие роли вам достаются? - В театре я - характерный артист. Играю в комедиях, веселю людей. В декабре начали репетировать новую пьесу - наш художественный руководитель Евгений Писарев решил поставить комедию Шекспира «Много шума из ничего». Я играю Бенедикта - молодого человека, который прикрывается тем, что он женоненавистник. Мне как актеру конечно ближе отрицательные герои - их играть легче всего. Вот графа Воронцова играть тяжело - ведь у него нет отрицательных качеств. Хотя своя ахиллесова пята и у него имеется - это любовь к Софье Горчаковой. Из-за нее он не едет на войну, и я считаю, что это как-то не по-мужски!.. - Что вам ближе - кино или театр? - Я считаю себя в большей степени театральным актером. - Тогда зачем вы снимаетесь в кино? - Хочу сыграть те роли, которые не сыграл в театре. Там есть определенный репертуар, которого нужно придерживаться. А «на стороне» появляется возможность попробовать себя в другом амплуа, в другом жанре… Зачем же отказываться от такой возможности? - Съемки в сериале «Институт благородных девиц» отнимают много времени. Успеваете сниматься у других режиссеров? - В сентябре снялся во французской картине «Две Жизели». - Вы знаете французский? - Выучил за три дня двенадцать страниц текста. Судьба уже не в первый раз сталкивает меня с французским языком - как только появится время, я обязательно его выучу! - У вас есть какая-то методика - как быстро выучить язык? - Он должен быть очень нужен - вот и вся методика. Если что-то очень нужно - то на это не жалеешь ни времени, ни сил. И усваивается все гораздо быстрее, и результаты не заставляют себя ждать. - С актерским искусством тоже так было? - Мне с детства нравилось быть актером. В садике и в школе я охотно играл в спектаклях… - А почему актером - а не космонавтом, например? - Нет, актерство - это скорее было мое хобби. А вообще-то я хотел стать военным - офицером, как мой дед. И не просто офицером, а летчиком-истребителем. Но у меня было не такое крепкое здоровье, как у деда, поэтому меня не взяли. И начались поиски себя, скитания… Так судьба занесла меня в актерскую профессию. - И как же она вас туда занесла? - Я пробовался в разные учебные заведения. «Щука» мне показалась очень помпезной. Я поступил в ГИТИС к Марку Захарову - но там был ремонт, поэтому сам институт впечатления на меня не произвел. А вот от МХАТа остались очень теплые воспоминания - там все дышало стариной, и я понял, что хочу учиться именно здесь! Долго думал. В ГИТИС меня уже зачислили, а во МХАТе конкурс только предстоял… В итоге все равно забрал документы. Прибежал во МХАТ, выступал одним из первых - и поступил. В мастерскую Олега Николаевича Ефремова!

Лилия: - Чем вы «зацепили» Олега Николаевича? Что такое сыграли? - Ничего особого не сыграл. Абитуриенты, которые поступают, не умеют играть - они берут обаянием, одаренностью, фактурой. Лучше всего на конкурсе я прочитал не прозу, не стихотворение и не басню, а рассказал свою биографию. Когда ходишь по институту - рассказываешь про себя другим абитуриентам. И в какой-то момент это уже заучилось. И когда я оттарабанил свою биографию на одной ноте - это почему-то вызвало большое веселье в зале. Хотя моя биография вполне обычна: всю сознательную жизнь прожил в Тольятти, после школы пошел учиться в ПТУ, где получил профессию электромеханика, затем меня забрали в армию. После армии пошел работать на «Автоваз», там ремонтировал оборудование на пищеблоках. Затем поступил в театральную студию «Колесо». Год проучился там - и рванул в Москву… - Может быть, вы просто хороший рассказчик? - Я - никудышный и скучный рассказчик! Завидую тем людям, которые умеют рассказывать истории смешно и интересно. - В детстве у вас хобби было актерство. А сейчас? - А сейчас я коллекционирую пивные кружки. В какой город или страну я приезжаю - там покупаю кружку, а я уже много где был! - Жена одобряет ваше увлечение? - Она говорит, что я захламляю дом. - Может, намекает, что для этого увлечения нужна квартира побольше? - Интересная мысль! Надо ее обдумать на досуге. - Ваша супруга тоже актриса? - Вы угадали. Аня работает в театре Моссовета, а я - в театре имени Пушкина. - Как уживаются под одной крышей два творческих человека? - Нам интересно вместе. А то, что мы с Аней актеры, нас даже сближает. Мы ходим друг к другу в театры на премьеры, а потом делимся впечатлениями, ощущениями… - У вас постоянно съемки, спектакли, репетиции… Как вам удается отдыхать? - Я сейчас с вами сижу - и отдыхаю, сегодня у меня выходной. После интервью поеду домой - буду заниматься домашними делами. Может быть, приготовлю что-нибудь вкусное - порадую жену… Она любит, как я готовлю… Александр Арсентьев: Я с детства мечтал о профессии летчика-истребителя

Severvirgin: Бог мой, интернет не перестает радовать сюрпризами.

Лилия: - Съемки в сериале «Институт благородных девиц» отнимают много времени. Успеваете сниматься у других режиссеров? - В сентябре снялся во французской картине «Две Жизели». Ух ты буду ждать

Смешная: Вот, это уже что-то новенькое! ))))

Severvirgin: Разнообразно. Во всяком случае в части Жизели.

Хеда: Спасибо,Лилия,за такое интересное интервью

Лилия: Хеда, пожалуйста!!!))))

Смешная: Отняли хлеб у ИБД, вроде как интервью с похожими вопросами они обещают народу уже около полугода.

Лилия: Смешная пишет: Отняли хлеб у ИБД, вроде как интервью с похожими вопросами они обещают народу уже около полугода. Ага сами виноваты не зачем было тянуть кота за хвост

Смешная: Кстати, по поводу Жизелей... их точно две, а не три.

Лилия: А вот реально что за фильм с нашими актерами или с французскими?

Смешная: Про двух не знаю, а вот про трех информация есть. Телевизионный художественный фильм «Три Жизели» (4 серии) для телеканала «Россия», российско-французский проект. Режиссер: Иван Соловов Съемки: середина августа- середина сентября Место съемок: Москва, Ярославская область. Но, может это и не то совсем.

Лилия: Смешная пишет: Место съемок: Москва, Ярославская область. А как же Париж французские актеры ну а я такой сюжет такую красоту себе напридумывала, что "Жанна Пуассон, Маркиза де Помпадур" фильм нервно курит в сторонке

Александр: Смешная Именно то Три)))

Лилия: Смешная,спасибо, а ту меня сердечный удар схватил бы я то ждала Елисейские поля, а тут Красная площадь

Severvirgin: Обещают показать в марте на России.))

Смешная: Александр, спасибо. Будем ждать ещё одну премьеру))))

Annie: Лилия, спасибо за интервью! будем ждать "Жизелей"

Мириам: Лилия, интервью просто шикарное! Столько интересного всего, и на свой вопрос узнала ответ Посмотрела сслку - странно что фото не из ИБД вставлено, хотя речь шла о графе.

Лилия: Annie,Мириам , пожалуйста!!)))

Смешная:

Severvirgin: Это у ИА Столица интервью два раза купили. А скорпионов в карамели они зажали для эфира.

Смешная: Severvirgin пишет: А скорпионов в карамели они зажали для эфира. В цене не сошлись.

Хеда: Фото красивое .Спасибо,Смешная!!!

Лилия: Александр Арсентьев : СЕГОДНЯ ВОКРУГ МНОГО СУЕТНОГО До закрытия театрального сезона остается полтора месяца. До закрытия театрального сезона остается полтора месяца. И в конце июня режиссеры объявят о планах на следующий год. Для актеров это волнительный период, но хочется верить, что все сложится благоприятно, что все мы получим интересные роли. Мне самому пока грех жаловаться – только что сыграл в премьере спектакля «Много шума из ничего» в постановке Евгения Писарева на сцене Московского драматического театра им. Пушкина. Интересно было репетировать, так что надеюсь, критика и зрители оценят. Кстати, отзывы на свою работу получаю порой в самых неожиданных формах. Буквально на днях в театр на мое имя пришло письмо от поклонницы с Украины. На нескольких листах плотным мелким почерком она «раскрывает душу». У меня это вызвало несказанный шквал эмоций, ведь в последнее время либо используют электронную почту, либо шлют SMS. Но тут человек написал от руки, купил конверт и марку, нашел почтовый ящик, опустил письмо – это же целое дело! А в нынешнее время для большинства процесс не так интересен, как конечный результат. Все спешат куда-то, вокруг много суеты. И возникла тоска по чему-то уходящему, показалось, что вместе с наступлением прогресса мы стали терять что-то настоящее, искреннее, душевное. Обязательно ей отвечу! Вот только буду немного посвободнее. Сегодня, например, весь день провел на площадке – заканчиваю съемки в сериале «Институт благородных девиц». В конце мая эта двухсотшестидесятисерийная эпопея на канале «Россия» завершится. А на подходе еще две ленты с моим участием. Это двухсерийный телефильм Ольги Музалевой «Хозяйка «Белых ночей» – современная интерпретация комедии Гольдони «Трактирщица». Он обещает появиться на экранах к Новому году. Играю я там морского офицера, инженера, который проектирует подводные лодки. В роли моей возлюбленной, хозяйки гостиницы, выступила Анастасия Заворотнюк. Вторая лента называется «Три Жизели». Она уже смонтирована и озвучена, должна пойти осенью на канале «Россия». Для роли в этой картине режиссера Ивана Соловова мне пришлось научиться говорить по-французски, с педагогом вырабатывал правильное произношение. И настолько мне этот процесс понравился, что хочу всерьез заняться языком. БАРОМЕТР «Рассказы Шукшина» В театр из-за занятости выбираюсь нечасто, но удалось посмотреть «Рассказы Шукшина» в Театре наций. Чулпан Хаматова там просто великолепна – точное попадание в образ, многогранность таланта. «Дикая дивизия» Снимаясь в сериале с историческими костюмами и персонажами, много читаю о том времени, чтобы на экране выглядеть достовернее. Так, из последнего запомнилась книга «Дикая дивизия» Николая Брешко-Брешковского, известного в свое время военного публициста и писателя. Это художественно-дневниковая литература, которая многому учит. Animals С удовольствием смотрю каналы и передачи о животных. Там нет фальши, наигрыша, халтуры. Красота окружающего нас мира – самое интересное, что есть на земле. Александр Арсентьев : СЕГОДНЯ ВОКРУГ МНОГО СУЕТНОГО

Лилия: Не наверно а точно

Лилия: Я даж догадываюсь суть письма

Severvirgin: Мда... зачОт. Девица тему раскрыла.

Лилия: Мдаааа....... однако......хорошо девки пляшут А шо писать то Вы все равно в шапке встретитесь выиграет по любому

Severvirgin: Лилия пишет: А шо писать то Вы все равно в шапке встретитесь выиграет по любому Будет дубль-2 "Излияние", токмо в реале.

Severvirgin: Да, кажись, и не она одна.

Татьяна-Зои: Как чудесно, что Александр это написал. Ответил на много вопросов, заданных ему ранее, о планах, ролях, сериалах Молодец девчонка с Украины, как необходимо артисту обожание в любой форме и такой забытой нами тоже Успехов ему во всем

Татьяна-Зои: Я думаю корректности у Александра Сергеевича не занимать, он ответит так, как он всегда делает. Сомнений не возникает, так что пишите девицы, пишите...

Лилия: В сентябрьском номере журнала "Театральная афиша" большое и интерсное интервью с Александром Арсентьевым! Не пропустите!

Лилия:

Лилия:

Лилия:

Лилия:

Лилия:

Лилия:

Хеда: Спасибо огроооомное,Лилия!)))))

Татьяна-Зои: Лилия Огромная благодарность, тебе за информацию, Александру за интервью

Екатерина: Лилия Большое спасибо за информацию.

Лилия: интервью это как оазис в пустыне вроде фотки новые, а тексты одинаковые.

Лилия: "Театральная афиша" классное названия только вот почему то интервью не по теме обыдно..........

Анна: Спасибо, Лилия!

Екатерина: Согласна,Лилия , интервью интересное, но хочется новостей о театре и кино.

fla07: Спасибо Лилия!

Severvirgin: О, майгад! ))) В кой-то веке приличное обстоятельное интервью! А скорпионы в карамеле так и почили небось.

Анна: Да вопросы вроде не плохие в этом интервью! Вот на сайте ИБД в видео интервью, я считаю было много тупых и не корректных вопросов. Там даже на одном вопросе Александр изменился в лице, видно было что ему не понравился вопрос. Народ так долго ждал это интервью, а выбор вопросов редакцией не ахти получился))) Ну Александр как всегда был на высоте, спасибо ему за это!

Светлана: Severvirgin пишет: В кой-то веке приличное обстоятельное интервью! Действительно,прочитала с удовольствием.А Александр Сергеевич не только талантливый актёр и артист,но и тонкий психолог.

Светлана: Если бы ИБД-ешники хоть немного напряглись,вопросы были бы намного интереснее,странно было бы услышать от Александра,что приготовив ужин для жены или гостей,он оставил на кухне гору не мытой посуды! Иногда нужно вслушиваться в то,что говорят.

Екатерина: Слушать и слышать, это разные понятия. А разницу не всегда хотят понимать, наши СМИ этим часто грешат.

Смешная: Газета "Площадь свободы" от 31 октября 2008 года.

Лилия: Смешная,мэрси

Светлана: Смешная,спасибо!

Екатерина: Смешная , спасибо за интересную статью.

Хеда: Смешная,спасибо!))))

Смешная: Александр Арсентьев: Комедия - моя большая любовь Узнав о том, что я смогу проинтервьюировать известного российского актера, звезду театра и кино Александра Арсентьева, я поняла: все дороги ведут к нам, в Израиль. Здесь нервное сплетение мира. И - его искусства. Александр - кумир многих. Он играл в многосерийном фильме "Под небом Вероны". Картина снималась у нас, про нас. В общем, наша. Тонко и благородно сыграв Якова Ивановского в фильме "Тяжелый песок" по роману Анатолия Рыбакова, Арсентьев стал совсем "нашим", близким. Даже абсолютно отрицающие сериалы люди полюбили его героя, благородного, аристократично-сдержанного, честного, чистого, готового ради высокой цели, ради любви отказаться от почета и богатства, от блестящего будущего - и даже отдать жизнь во имя других. Александр Арсентьев играет в кино графа Воронцова ("Институт благородных девиц"), в театре - тенора Тито Морелли ("Одолжите тенора") и женоненавистника Бенедикта ("Много шума из ничего"). При необходимости этот граф умеет починить холодильник (так он мне сказал - " не забыл свою первую специальность"). Спорт, коллекция пивных кружек со всего мира, съемки, дом и семья - и снова театр. Любимый, драгоценный, удивительный, мир, в котором все интересно, остро, светло. Так живет Александр Арсентьев. Актер Московского театра имени Пушкина. Любимец публики, красавец и рыцарь, один из самых интересных актеров России, он отнесся к моему предложению побеседовать легко и без позы. "Конечно - с радостью!" - Скажите, пожалуйста, Саша, как вам, человеку из нестоличного Тольятти, далось покорение Москвы? Москва вас испытывала, отторгала, ломала? - Нет, я не ощущал никакого дискомфорта, и у меня не было комплекса провинциала, приехавшего в бурлящую столицу. Был азарт, был интерес. Один раз прошел по улицам - и ощутил, что это мой город. И его ритм похож на мой ритм, Я легко поступал на актерский, мне было очень хорошо в Школе-студии МХАТ, на курсе Олега Ефремова, меня окружали люди, которые не создавали препятствий. И все говорило о том, что у меня получится… - А чем вы объясняете такой феномен: поставили в одном театре "Принцессу Ивонну", или "Квартет", или "Харви" - и все другие театры тотчас берутся за эту пьесу! Что, таков синдром массового-коллективного? Или в мире обостряются какие-то определенные эмоции, беды, тенденции? - Время активное, пространство сужено - все про всех знают, все соединяется вместе. Создается единое театральное поле. В самых разных городах возникают живые, настоящие спектакли. Мы поставили в своем театре - в московском Пушкинском - "Одолжите тенора". Прекрасную комедию Кена Людвига, яркую, умную. С прекрасными возможностями для актерской игры. Для того, чтобы можно было сделать свою работу наилучшим образом. Это было восемь лет назад. И вслед за нами пьесу поставили многие театры страны. И успех московского театра вовсе не отменяет и не затмевает успех театра в Омске, Новосибирске… - Вы слышали о спектакле "Одолжите тенора" в Благовещенске? Мы увидели его в рамках фестиваля "Театральный дивертисмент", который уже несколько сезонов подряд проходит в нашей стране, и были приятно удивлены, и уровень этой постановки лично мне показался необычайно высоким… - Слышал - но не видел. Думаю, все рассказы о его успехе - чистая правда! Слышал, что это живой, настоящий спектакль! Качество - это качество, и география не может выдвинуть какие-то новые критерии. В Москве, Казани, Благовещенске, в самом отдаленном географическом пункте может возникнуть замечательный спектакль. - Так что же в провинции иное? Провинциальное? В чем разница? - Я не хочу никого обидеть - но там, в провинции, другой зритель. В Воронеже, скажем, своя, другая атмосфера. И она откладывает свой отпечаток. А театр - он вырывается из атмосферы. - Какой же он, этот немосковский и непитерский зритель? - Он менее искушен. Отсюда он и менее чуток. Он живет в ином стиле, он иначе двигается по своему городу. Его вкус и душевный настрой иные, я это знаю, чувствую, когда приезжаю в гости к родителям. - Пьесы, которые становятся модными, потому таковыми становятся, что они универсальны? Или они нацелены, заточены на кассовые сборы? Одинаково хорошо воспринимаются и в столице, и в провинции? - Эти пьесы лежат на привлекательной столичной витрине, их видно, их достоинства заметны - а хорошее все хотят иметь в своем доме. Да и мало в мире истинно хороших текстов, проверенных, ярких, сценичных. Всегда есть голод по хорошим текстам. Потому названия повторяются. - Ваше амплуа - граф, рыцарь, маркиз Д'Арни, благородный Яков Ивановский, а как вы попали в комедийный поток? - Граф?! Я в театре - комик, характерный актер, это мое, меня именно так видят в моем театре! А графы - случай, игра кинематографической фортуны. - Чем вам нравится ваша комическая жизнь в том же "Одолжите тенора"? - Комедия - моя большая любовь. Я всегда с большим удовольствием играю комедийные спектакли. От смеха люди становятся добрее, у них улучшается здоровье. Я почти 200 раз сыграл в этом спектакле - и всегда, каждый раз заново ему радуюсь. И хочу еще много комедий, разных. Наш режиссер Евгений Писарев, кажется, тоже видит меня в таких спектаклях. - Поклонницы, цветы, подарки, восторги, записи в интернете "Арсеньев - лучший! Он - первый!" вас радуют? Утомляют? Мешают жить? - Нет-нет, я думаю, такие вещи не могут мешать. Это очень приятная часть профессии. Да и самый большой поток всего этого сваливается на меня в провинции. В Москве меня не узнают. Москвичи не смотрят сериалы, по театру они меня тоже не очень из толпы выделяют. А вот в других городах страны я вполне знаменит. И меня узнают. Больше по кино, чем по театру. И - спасибо моим поклонникам! - Вы снимались в картине "Под небом Вероны"… -…и тогда первый раз приехал в Израиль. - Что вы запомнили из этого первого визита? Как вам открылась, чем запомнилась наша страна? - Очень хорошо все запомнилось, тепло, точнее - жарко. Помню это ощущение, этот огонь в крови. Был июль, а я вроде и привык к донским степям, у бабушки с дедом, к их жаре, но это несравнимо… - Вам не было страшно, - все же наша страна не самая тихая, скажем прямо - не Швейцария… - Я воспринимал Израиль как очень спокойное и цивилизованное место. Как раз в России что-то произошло тогда, я звонил домой, друзьям - и волновался, спрашивал, как они, что у них происходит, чувствуя себя здесь вполне уверенно, расслабленно. Замечательно себя чувствуя. Видимо, дело в разнице ритмов, в том, что здесь совершенно отличный от московского поток жизни, он и создает чувство счастливого покоя. Я в Москве быстро живу, быстро хожу по улицам, даже иногда себя спрашиваю: куда я лечу? Здесь иначе. За неспешностью лучше и подробнее видится главное. - Сейчас все актеры, если не поют, то непременно играют свои монодрамы. Как с этим у вас? Есть замыслы моноспектакля? Это ведь прекрасный путь сказать со сцены то, что хочется, то, что тревожит… - Да, вы как раз разгадали мои планы. Есть кое-что в этом плане. Хотя это не совсем моноспектакль. Я делаю чтецкую программу, в программе Пушкин. Я давно хотел для себя эту работу. Мечтал о ней. Люблю читать стихи. В Пушкине есть все - и страсти, и юмор, и добрая ирония, и лиричность. Это благодатная почва. Я хочу, чтобы работа получилась. Первый раз она случится на сцене нашего театра, Пушкинского. - Премия "Золотая маска" - битва конкурентов, объективная картина положения на российском театре - или вкусовщина? - Это отражение деления на тусовки. Есть разные тусовки. Идет разговор на уровне "ты с нами - или ты из другой компании?". Премия - ритуал, спорт, марафон разных показов. Вот тут и можно увидеть, что делается в стране. От Москвы до самых до окраин. - В наше время все пытаются сделать себе имя, точнее - создать о себе миф всеми возможными и невозможными путями. Актеры дрессируют львов, катаются на коньках, танцуют с солистами балета странные танцы…Я уже не говорю о пении, это просто могут и демонстрируют все… Что вы сделали и делаете для того, чтобы лицо Александра Арсентьева мелькало всюду и вызывало восторг? Чтобы ваша персона была на рекламном гребне? - Я играю в театре. Снимаюсь. Живу-работаю. Но без коньков и львов. Мне предлагали, меня звали танцевать. Я отказался. Я думаю, что недаром в Японии человек, который всю жизнь делает ножи, который лучше всех делает эти самые ножи, становится национальным достоянием. Его уважают, им восхищаются, о нем говорят… Люди занимаются катанием на коньках долгие годы, всю жизнь. Это трудно и здорово. В этих же проектах можно встать на коньки на короткое время, быстренько сделать один номер - со светом, костюмами, приемами разными. Спрятать за приемами свой дилетантизм - и получить хвалу. За имя, за внешний эффект. Хотя на деле это имитация, не больше. Это нечестно. Я так не хочу. Берешься за чужое, за цирк и коньки - можешь легко себя растратить. - Я согласна целиком и полностью! И поэтому мне как критику так дорог уникальный фестиваль "Театральный дивертисмент", в рамках которого в Израиль приезжают российские, да и другие театры не из самых грандиозных театральных столиц, расширяют горизонты, разрушают клише, помогают понять суть театральных течений. Театр - великая и живая субстанция, театр - учитель и развлекатель. Театр - почти университет. Для всех и каждого. Добрый и умный университет. - Думаю, такие фестивали могут многое изменить, сблизить людей, расширить границы. Дать воздух и масштаб хорошим работам:новый зритель - это как новая любовь…В таких вещах за спектакль голосуют новые зрители. И актерам такие выезды - глоток счастливой судьбы. Хорошо бы и нас взяли в орбиту такого дела… - Пушкинский? Надо обсудить с продюсером, директором фестиваля, нашей Дагмарой Гиллер, она всегда загорается от новых идей…У вас есть девиз, правило, ваш символ веры? - Стараюсь жить настоящим. Не сетовать на прошлое, не торопить время, не мчаться, чтобы быстрее миновало прошлое и настало будущее. Ведь именно при таком раскладе у людей и бывает все по-настоящему. И у них есть и прошлое, и будущее. - Когда вам было страшно и горько на сцене или на съемках - и когда вам бывает хорошо и радостно? - Страшно и горько было в той сцене в фильме "Тяжелый песок", где моего героя казнят. Гитлеровцы оцепили помост, люди стояли вокруг, собаки лаяли, во всем какой-то могильный холод - да и холодно было… Я знал, что это работа, съемка, но все равно страх, тоска, боль были настоящими… уж очень не по себе было… - Саша, а если бы вы вдруг стали очень богатым, сказочно богатым - куда бы вы потратили деньги? После того, разумеется, как купили бы новую машину, костюм от Армани, подарки друзьям и много всего любимой жене? - Костюм от Армани - это круто… Да нет, я бы вместо такого костюма и многого другого потратил бы деньги на театр. На свой театр. У нас сейчас хорошая команда, прекрасный коллектив. И этому театру я хочу служить! К вопросу о костюме. Александр Арсентьев умеет быть человеком разных эпох и стилей. И естественно носит очень разные костюмы. Он свой в любом времени. И будущего у него много. Я уверена в этом. Яркого, творческого будущего. источник

Хеда: Смешная ,спасибо! меня звали танцевать. Я отказался. А жаль,я бы посмотрела и поболела бы

Екатерина: Смешная , спасибо, интересное интервью.

Джули: Смешная, спасибо!

Светлана: Смешная,спасибо.Получила ответы на многие вопросы,которые не задавала,потому что на них двумя словами не ответишь.Отличная беседа.

Смешная: Всем, пожалуйста))

Екатерина: В России все время - время Брехта. Александр Арсентьев сыграет главную роль в пьесе «Добрый человек из Сезуана» в постановке нового для себя режиссера — Юрия Бутусова. — Пьеса — знаковая для нашего театра, начало любимовской «Таганки». Груз ответственности давит? — В процессе репетиций не давил. Мы как-то не думали о том, что репетируем знаковый текст, тем более это новый перевод. С грузом ответственности вообще невозможно ничего делать. На Таганке Брехт, что называется, «выстрелил». Нам было важно сделать так, чтобы сейчас пьеса прозвучала и «попала» в зрителя. С другой стороны, текст сам по себе очень живо откликается на то, что происходит вокруг нас. Все время репетиций мы постоянно искали сценический язык, созвучный сегодняшнему дню, понятный сегодняшней публике. Пьеса нам досталась очень непростая. На первый взгляд, она кажется даже излишне простой — почти моралите. Но в этой кажущейся простоте и заключается невероятная сложность. — Закончится ли когда-нибудь в России время Брехта? — Льстецы и подлецы существуют в любое время и в любой стране. Но в России «эмоциональная» почва как-то уж слишком сейсмически активна. И когда в нашу среду попадает пьеса, сама похожая на оголенный провод, написанная в крайне трагическое время, ведь Брехт закончил ее в 1941 году, то наш вечный катаклизм высвечивается особенно ярко. Нашу страну все время трясет. Взрывоопасны люди, неустойчивы отношения, но ведь и Брехт столь же неспокоен и даже опасен. Так что у нас все время — время Брехта. А пройдет ли оно, станет ли Россия сытой, как Америка, или респектабельной, как Европа, я не знаю. — Юрий Бутусов режиссер новый для вас. С ним сложно работать? — За свою театральную жизнь мне довелось поработать с разными режиссерами, и у каждого была своя манера вести репетиции. С Бутусовым мы часто шли путем импровизации — это безумно интересно. Делали какие-то наметки, а дальше — выходили и пробовали разные варианты, разные жанры, разные костюмы и разные гримы. В общем, искали тот ключ, который «открыл» бы наше восприятие и сердце. — В современном мире есть место для доброго человека? — Конечно. Именно об этом и написана пьеса. Весь вопрос в том, как живется в этом мире доброму человеку… Находит ли он в себе силы оставаться добрым или его подчиняет себе окружающая действительность, та, которую мы видим на экранах телевизоров, о которой читаем в интернете или слышим по радио. — Что для вас стало неожиданностью в этой работе? Что было самым дорогим? — Для меня всегда большая радость, когда на сцене рождается ансамбль, когда все друг друга слышат, понимают и стараются помочь. И если это происходит, то я сам начинаю буквально гореть, интерес к работе все нарастает. Это счастье. Александр Баркар

Светлана: Спасибо Екатерина.

Екатерина: Светлана , пожалуйста.

Severvirgin: Екатерина пишет: Все время репетиций мы постоянно искали сценический язык, созвучный сегодняшнему дню, понятный сегодняшней публике. Пьеса нам досталась очень непростая Поглядим, поглядим.

Екатерина: Думаю, будет интересно.

Светлана: Фотографии впечатляют.

Екатерина: Адъютант любви и эпистолярного жанра Александр Арсентьев - об особенностях актерской профессии Провинциальных актеров в столицу приезжают сотни, если не тысячи. Но быть принятым сразу в два театральных вуза, потом в один из лучших театров, отметиться в паре-тройке популярных сериалов - для этого нужен талант. Корреспондент “Солидарности” встретилась за чашкой кофе с Александром Арсентьевым, актером театра им. Пушкина и звездой сериалов “Адъютанты любви”, “Институт благородных девиц” и “Под небом Вероны”, чтобы узнать, как он променял адвокатскую мантию на запасы костюмерных и ни разу не пожалел об этом. На фото - в роли летчика Янг Суна во время предпремьерного прогона спектакля Юрия Бутусова по пьесе Бертольта Брехта “Добрый человек из Сезуана” на сцене театра им. Пушкина ВСЕМУ ВИНОЙ КЛАССНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ - Начнем с первого вопроса, который, наверное, задают всем творческим людям. Какая счастливая звезда привела вас в театр? - Я такой с детства: выступал, прыгал, скакал, рвался на сцену... Это еще с детского садика. Потом, в классе шестом или седьмом, мы отправились в юношеский театр “Ровесник” смотреть спектакль. Мне так это понравилось - просто невероятно! Я и в школе с удовольствием участвовал в спектаклях, сценках, вечерах... Наш классный руководитель подвела меня к режиссеру и спросила: “А вы мальчиков в студию берете?” И та сказала: “Да. Пусть приходит первого сентября”. Получается, подтолкнула меня тогда именно классный руководитель. - И началась бурная актерская жизнь? - Да куда там... Я тогда даже не думал, что буду заниматься профессионально. Учился в свое удовольствие до окончания школы, потом еще немного, а затем ушел в армию. И уже после армии, когда собирался поступать на юриста, знакомая взяла меня с собой на прослушивание в тольяттинский театр “Колесо”. Я поступил, и пошло-поехало. - В Москве вы сразу попали на курс к такому признанному мэтру, как Олег Ефремов. Тоже везение? - На деле я поступал в другой институт, к Захарову - и поступил. Мы еще в марте приезжали с театром на гастроли, я пошел, посмотрел, кто будет набирать студентов... Но вдруг мне необъяснимо захотелось в Школу-студию МХАТ. Я только дверь открыл и уже понял - это мое. Забрал документы, перепоступил и ни секунды не жалел по сию пору. - Александр, расскажите, как учат на актера, был ли вам открыт какой-то секрет, какая-то тайна мастерства? Что есть умение играть - секрет, открывающийся избранному, или умение, которым может овладеть каждый? - Я бы так уж не говорил: “тайна”... Но какие-то слова, сказанные Олегом Николаевичем, сидят внутри. Он часто нам говорил: “Играйте, но не забывайте, что вы люди”. Это такие шуточные вещи, но были и серьезные уроки. Ты выходишь на сцену не похохмить и покривляться... Должно быть понимание, ради чего и почему все происходит, внутренний стержень. Дано ли каждому овладеть этим или нет - я не знаю. Не знаю, как этому можно научить... Я делился с младшими товарищами опытом, видите, даже не могу сказать - “учил” на курсе у Романа Ефимовича Козака и Дмитрия Владимировича Брусникина. Станиславский пытался сделать из этого науку, придумал свою систему. Если музыканта можно научить владеть инструментом, различать ноты, то человека можно научить владеть голосом и телом, как инструментами, но это не все. Нужна одаренность, талант, который заставит их звучать уникально. Все-таки нет, эта профессия - не для каждого. Это занятие публичное. Что-то делать на всеобщее обозрение дано не каждому. Это трудно, а иногда и страшно. - Так прямо уж и страшно? - Да, бывает (смеется). Уже и опыт есть, а все равно страшно. Другой вопрос - перебарываешь ли ты свой страх, переводишь ли его в положительные эмоции? Мне страшно выходить каждый раз, а на премьерах иногда как-то особенно жутко. Но именно выйти, а потом - как прыжок: прыгнул и летишь. Когда мы с женой ездили отдыхать, то летали там в джунглях на канатной дороге. Поднимаешься по дереву на высоту 60-этажного дома - и жутко делается, но когда летишь и под тобой джунгли, животные - уже не страшно. Страх полезен для актера. Каждый спектакль и репетиция - это экзамен самому себе. Как только ты почувствовал, что все получается, значит, пора менять дело, заниматься чем-то другим. НЕТ ПРОФЕСИИ, ЕСТЬ СУДЬБА - Значит, для актера самый главный цензор - это он сам... - Для меня это так. Зрители... Кому-то из них нравится, кому-то нет. Они субъективны, как и все мы. Но я же еще и скорпион по зодиаку - страшный “самоед”: даже если все хорошо - я найду, что плохо. Боюсь успокоиться, если успокоюсь, то все - хана профессии. Профессией это не назовешь - это образ жизни... - Образ жизни, за который платят деньги. -Так это же счастье, это же прекрасно, так здорово! Занимаешься любимым делом, а тебе еще за это деньги платят... Об этом можно только мечтать! - Ну, у нас многие “звездочки” любят поговорить о том, как они устали от работы, поклонников, славы. Пять раз с помпой покинуть сцену, организовать последнее турне... - Это актерская психология, когда работы много - “ой, я так устал”, а когда ее нет, все вокруг враги. Когда я учился в институте, Анатолий Смелянский, тогда еще не ректор Школы-студии, а преподаватель истории МХАТ, сказал: “Если актер не работает, то это криминально опасный элемент”. И он же говорил, что актеры - “единственные люди, которые готовы платить деньги за то, чтобы работать”. Да, такие люди часто готовы пахать за идею. Как сказал один мой друг, у нас в России нет актерской профессии, есть актерская судьба. - Ну, судьба так судьба, тогда рассказывайте о судьбоносных знаках, приметах и суевериях, свойственных актерскому миру. - Такие есть, но вот рассказывать я не буду (улыбается), это же “внутренняя кухня”. Не в том смысле, что “я ничего не скажу” (произносится тоном партизана на допросе)... У меня есть суеверия, они могут показаться смешными и странными. Например, выходить на спектакле только через один и тот же вход на сцену. На каждый спектакль тоже есть собственные глупости. На одном, например, у меня должен быть один и тот же носовой платок, именно этот и больше никакой... - А у студентов театральных вузов есть свои традиции? - Куда же без этого? В Школе-студии МХАТ - капустник, где третий курс посвящает в студенты первый. Сейчас эта традиция, по-моему, тоже есть. Мы, помню, дарили своим первокурсникам вешалки. - Вешалки? - Ну да. Театр же “начинается с вешалки”, а заодно и как намек, что если будет тяжело - вешайтесь! На втором курсе мы отмечали “экватор”, середину пути (актеры учатся 4 года). ЭПИСТОЛЯРНЫЙ ЖАНР И СЕРИАЛЫ - Сейчас модно ставить современные пьесы молодых драматургов. Порой смысл настолько глубок и емок, что рядовой зритель постичь его не в состоянии. Что вы скажете, как работник “кухни”? Есть ли он, или это все мимолетное веянье, и вечна только классика? - Каждый сам определяет, что играть... В моем репертуаре больше пьес, которые написаны давно и очень давно. Но если сравнивать с тем, что я смотрю и читаю, то нынешняя драматургия мощью не обладает. Она бывает злободневной, острой, но все это как-то мелко. Все объясняется каким-то... упрощенным, бытовым языком. Может, проблема в том, что у нас исчезает эпистолярный жанр. Недавно я читал письма Станиславского к Чехову и к матери. И я был потрясен формой языка, тем как люди общались. Интересно, емко, богато. Уходит прелесть языка, он становится выхолощенным, мелким, рубленым, похожим на формат Твиттера. На все про все - две сотни символов... - Вполне вероятно, когда-нибудь кто-то поставит пьесу и по заметкам в Твиттере. - Да конечно. И это будет круто для Театра.doc или Фестиваля.net, и все будут говорить, как это современно, как свежо. Более глубокий вопрос - какую цель преследует театр, когда ставит те или иные вещи. Если этого материала и языка театру достаточно, то почему бы и нет? Как говорил Ефремов, когда смотрел наш экзамен на одном из первых курсов: “Вы не переживайте, и такой театр есть, и так играть можно”. - В итоге ваш выбор... - Я люблю все-таки интересные диалоги, интересную историю, язык вкусный... Самый “вкусный” - Островский. А когда разговаривают так же, как во дворе, - неинтересно. - А как же сериалы? Вы много сейчас снимаетесь в “мыльных” и не очень операх российского производства, а ведь это считается жанром “на потребу публике”. - Все гораздо сложнее в сериалотографе. Это не потреба, это “Макдоналдс”, который победил. В любом торговом центре на фудкорте очереди будут именно в “Макдоналдс”, не в “Теремок” и “Крошку-картошку”. Сериалы - это заработок и реклама. Твою физиономию узнают - и идут... в театр. - Вам доставались выгодные роли романтических героев в “костюмированных” исторических сериалах... - Ага, один профессиональный убийца и шпион, другой военный. Ну, наверное. - Женского внимания то после сериалов добавилось? - Все в порядке, какого-то прямо вот безумия нет. В Интернет или на адрес театра пишут интеллигентные и воспитанные особы. Утром не проснулся знаменитым. Бывает, что узнают, говорят что-то, хвалят. Мне приятно, но крышу не снесло. - Вы для себя можете выделить какую-нибудь сериальную роль, которая оставила особые впечатления? - Каждая работа что-то оставляет... Пока я не могу сказать, что эта работа впечатлила. Остались знакомства, друзья, опыт. Я еще не сыграл ни в кино, ни в театре ту роль, о которой я мог бы сказать - вот она, вершина, к ней я шел всю жизнь. - А какая она, эта роль мечты? Кого бы, где, у кого хотелось сыграть? - Я боюсь, если я это скажу, то не сбудется. Могу намекнуть, что это, скажем так, человек не этого времени. Он современен, но ходит не в куртке и ездит не на машине... Елена Беллис

fla07: Спасибо Екатерина! Интересная стаьтя

Екатерина: Пожалуйста, по прежнему, с удовольствием делюсь находками, вот еще))) ссылка

Светлана: Екатерина,спасибо.Было бы здорово если бы гастрольный график театра был побольше и охватывал и Юг России.Будем надеяться.))

Смешная: Из интервью Евгения Писарева: "– После перерыва и работы «на стороне» я буду ставить трилогию Бомарше. В основе – «Женитьба Фигаро», хотя в компиляции, которую я сделал, использован и «Севильский цирюльник», и «Преступная мать». Для меня это очень важная работа, о которой мечтал давным-давно и не решался: то артистов не было подходящих, то места. Я начинаю репетировать в конце осени, премьера намечена на апрель. Пока определены только главные исполнители: Александр Арсентьев будет играть графа, Виктория Исакова – графиню, Александра Урсуляк – Сюзанну, а Фигаро – Сергей Лазарев."

Светлана: Спасибо за новости.Впереди у актёров интересная работа,а у зрителей,уверена,незабываемые впечатления от премьер.

Смешная: Евгений Писарев: Еще одно нововведения театра им. А.С. Пушкина - цикл вечеров, которые планируется проводить ежемесячно на сцене Филиала. Цикл под названием "Дни нашей жизни" будет включать в себя творческие встречи с артистами, поэтические и музыкальные вечера, юбилейные мероприятия и все то, что составляет жизнь театра. Начнется все в ноябре вечером Александра Арсентьева, которому исполняется 40 лет. Источник

Severvirgin: А что с билетами? Они уже в продаже?

Екатерина: Смешная , спасибо за новости)

Viviane: Смешная, огромное спасибо за такую замечательную новость!

ele-sacha2010@vail.r: Да, год у Александра будет насыщенным и непростым. Желаю ему здоровья и много сил физических, душевных и духовных. Конечно, безумно хочется побывать на его творческом вечере. А кто-нибудь был в филиале театра, какой там зал?

Severvirgin: Зал небольшой, на то и филиал, а потому, учитывая коллег, друзей и знакомых, остальным мест остается с гулькин нос.

ele-sacha2010@vail.r: Спасибо, Severvirgin. Да уж, тут главное не упустить момент, когда билеты появятся в продаже.

Мило4ка: Александр Арсентьев «Театр начинается не с вешалки, а с личности» Лариса КАНЕВСКАЯ Актер Театра имени Пушкина Александр Арсентьев не любит подводить итоги и не считает свои 40 юбилеем. Зато охотно шутит на тему «узнаваемости второй категории» и поиска «зазерненности». «Театралу» он рассказал, что может позволить себе ведущий артист одного из ведущих московских театров и что значит личный успех. - У вас – круглая дата, а любой юбилей – подведение итогов… - Ужас. Итоги, даты… У меня все только начинается! Каждый новый спектакль – с чистого листа. Репетируешь с Юрием Николаевичем Бутусовым, понимаешь, что ничего не умеешь, ничего не знаешь. Репетируешь «Чикаго», опять ощущения те же – ничего не умеешь, ничего не знаешь. Вот сейчас начнем с Евгением Александровичем Писаревым репетировать «Женитьбу Фигаро», угадайте, что я буду чувствовать? Ведь на репетициях рождается герой, которого никогда не было. Как ребенок, заново учишься ходить, говорить, петь, танцевать. Вообще не припомню ни одной репетиции, чтобы я заранее знал, что и как делать, уж не знаю, хорошо это или плохо. Знаю, только, что самый живой и интересный процесс в моей работе – это построение роли. - Чем сегодня вы довольны, чем не довольны? - Я – счастливый человек. Восприятие жизни, ощущение счастья не всегда зависит от внешних обстоятельств. Хотя то, что мне преподносит судьба, то, куда она меня ведет, как ведет и рядом с кем – это здорово! Когда в моей жизни что-то не так складывается, я понимаю, что это – урок. Отец мне однажды сказал, когда я решал поступать или не поступать в институт: «Этот выбор делаешь ты сам, и никого потом не вини, что не направили, не посоветовали. Ты сам выбрал путь, так иди смело, и не ной!». - Какое замечательное напутствие… - Вот, тогда я как раз и не поступил после школы в институт, пошел в армию, ну так что, поступил позже, зато туда, куда мечтал… - Когда вы, будучи взрослым человеком, пришли учиться в Школу-Студию МХАТ, как вы себя чувствовали рядом со вчерашними школьниками? -Ну, некоторые ребята поначалу, действительно, не очень понимали, зачем они сюда пришли. Зато я-то знал и прекрасно себя чувствовал (смеется). - Родители, вероятно, были удивлены вашим выбором… - Сначала я их удивил, поступив учиться в родном городе в театр «Колесо». С другой стороны, они привыкли, что я с детства выступал на всех праздниках, участвовал в самодеятельности, играл в школьных спектаклях, ходил в театр «Ровесник»... В общем, родители меня поддержали. - Вам, взрослому человеку, четыре года пришлось жить на стипендию? - Конечно, я не мог уже себе позволить быть стесненным в средствах. Поэтому подрабатывал, где только возможно. Надо же было на что-то «выгуливать» девушек, так что в свободное время от учебы и романтических свиданий я подрабатывал грузчиком, курьером, работал монтировщиком в учебном театре и пр. Родители помогали, конечно. К тому же на четвертом курсе я получал целых пять стипендий. - Как это? - У меня была повышенная стипендия, стипендия имени Высоцкого, стипендия имени Станиславского, и еще какие-то… Да, золотое было время (смеется). - Успешный актер – человек: а) переигравший лучшие роли мирового репертуара, б) которого узнают на улице, в) получающий высокие гонорары? - С точки зрения обычного человека успешный артист это тот артист, которого узнают на улице и кто играет за большие деньги только главные роли. Но я отвечу на этот вопрос с другой стороны. Для меня главное – личный успех, внутреннее понимание того, что ты сделал нового для себя. Это может быть никак не связано с узнаванием, бешеными гонорарами и оценкой со стороны. А о популярности мы так шутим в театре: я полумедийный артист. Узнаваемость второй категории. - «Где-то я вас видел…» - Совершенно верно. Или же: «А вы у нас в магазине не работали?» Или: «Вы так на одного актера похожи!». Недавно покупал в одном магазине рубашку, так продавщица измучилась сомнениями, и, назвав виденный ею сериал, умоляюще тронула меня за рукав: «Это вы или не вы?». - Кстати, замечательное слово «сериалотограф» – ваше изобретение? - Это я придумал, да. С кинематографом меня судьба как-то, к сожалению, не сталкивает пока, все больше с сериалотографом. - Вы в театре – ведущий актер. Что может себе позволить ведущий актер? - Позволить? Ничего не может. Сплошная ответственность. Болеть нельзя, подвергать себя опасности травм – нельзя, уезжать надолго – нельзя… Ты становишься лицом театра, который представляешь, то есть по тебе будут судить о нем. Приходится себя прилично вести. Зато можно позволить себе много работать (смеется). - За сколько до начала спектакля вы приходите, сколько времени нужно, чтобы войти в образ, настроиться? - У нас в театре установлено правило для всех: перед каждым спектаклем мы приходим в определенное время. Обычно явка за два часа. Мы репетируем, проходим какие-то сцены, танцы, видим друг друга, настраиваемся. Перед «Добрым человеком из Сезуана» встречаемся за три часа. Театр – это работа, профессия, и это игра. Это – не жизнь, это – модель, отражение. Не надо «зазерняться», углубляться в образ – иначе сойдешь с ума. Михаил Чехов, играя трагические роли, поворачивался спиной к залу и подмигивал партнерам: «Сейчас они у меня рыдать будут…». Разворачивался, и люди рыдали. Нельзя упиваться своим чувствами, ты переживаешь сильную эмоцию внутри, а зрители-то ничего не видят. Между тем, переживать должны как раз зрители. Но это мы углубились, по-моему, в специфику профессии. - Считается, что актерам присуща суеверность. Александр, вы – человек суеверный? - Актеры все переживают очень эмоционально, обостренно. У меня есть кое-какие личные приметы, но их соблюдение не доходит у меня до мании. - Человеческие наблюдения вы собираете в актерскую копилку, изучаете физиономистику, психологию? - Я никогда не систематизировал эти наблюдения, не раскладывал по полочкам, здесь такие, а здесь эдакие, но, конечно, наблюдаю за людьми, за любопытными персонажами. Я люблю ходить по музеям, на выставки. Живопись, скульптура, музыка часто будят мою фантазию. Еще люблю радиоспектакли… - «Театр у микрофона»… - Да-да! Бежал в детстве из школы домой послушать, потом – на тренировку, потом снова слушал…. У меня дома и сейчас много аудиокниг, люблю их слушать в машине. - Давайте вернемся в театр. Уникальная история: спектакль «Добрый человек из Сезуана» заслужил одобрение не только зрителей, но и признан театральной критикой, редкое единодушие. - Здесь действительно все сложилось: люди, обстоятельства, время, восприятие, то есть все было сделано в нужное время в нужном месте. Мы, когда выпускали спектакль, много шутили, что вот сейчас начнут нас сравнивать с Таганкой. Удивительно, что почти никто не сравнивал. Приятно. Юрий Николаевич Бутусов старался из пьесы и из нас вытащить ответ на вопрос о «Добрый человек». У нас получилось, что о любви. - Александр, скажите, в вашем окружении люди получают награду за добро или все больше расплачиваются за него? - Мои друзья, мои близкие да и я сам больше люблю дарить подарки, чем получать. Дарить – большая радость, большое удовольствие наблюдать, как другой радуется, и ты к этому причастен. - А что за история, много раз упомянутая в интернете, про поклонниц, которые вам приносят за кулисы выпечку? - Ой, это такая давняя история, еще когда я учился на четвертом курсе, одна моя чудесная поклонница после каждого спектакля дарила пакет с пирожками. Я выходил за кулисы, собирал однокурсников, и мы шли пить чай. Очень было кстати. Но представляю, чтобы со мной было, если б я до сих пор булочки ел в таких количествах… - Как-то вы признались, что большой «зануда», потому что любите поучать… - Да, страшное дело. Мне жена все время подзатыльники дает: «Хватит учить!». - Не пора ли впрямую заняться педагогикой? - У меня уже был период в жизни, когда в Школе-Студии МХАТ я иногда делился опытом как «старший товарищ». Сейчас пока я не занимаюсь преподаванием так складывается жизнь. В этом деле нужно отдавать всего себя, всю свою энергию. Может, когда-нибудь я к преподаванию вернусь, если такой шанс представится, с удовольствием! - Кто на вас самого оказал наибольшее влияние, больше всего дал в профессии? - Мне везло на встречи с настоящими личностями. Олег Николаевич Ефремов, Алла Борисовна Покровская, Роман Ефимович Козак, Дмитрий и Марина Брусникины, Алла Михайловна Сигалова… Все мои учителя в Школе-Студии и после нее дали мне очень много. Актер же все время учится, это такая профессия. Нельзя ждать, когда тебе дадут, разжуют, надо самому впитывать, работать… Меня так воспитывали. Когда мы пришли на первое занятие в Школу-Студию МХАТ, нас посадили в круг и каждого спросили: «Что для вас театр?». Тогда я сказал так: «Театр – это человек с идеей, собирающий вокруг себя компанию и ведущий за собой». Посмотрите, ведь во главе любого театра сначала – человек с идеей, будь то драматург или режиссер. Личность объединяет вокруг себя творческих людей. Театр начинается не с вешалки, а с личности. Источник

Мило4ка: Александр Арсентьев: «Обожаю легкий жанр!» 5 ноября 2013 г. Янг Сун из «Доброго человека...», Тито Мерелли из «Одолжите тенора», Билли Флинн из мюзикла «Чикаго»... 31 октября одном у из ведущих актеров Театра имени Пушкина Александру Арсентьеву исполнилось 40 лет. «ВД» встретился с Александром Арсентьевым лично, чтобы поговорить о сбывшихся планах и новых мечтах. Как вы относитесь к круглой дате? День рождения отпраздновали или верите в примету — 40 лет не отмечать? К круглым датам я равнодушен. Зато знаю, что мой день рождения совпадает с Хэллоуином, так что иногда я и мои друзья празднуем этот день в соответствующих костюмах. В этом году 31 октября мы были в Петрозаводске, играли «Доброго человека из Сезуана», так что свой день рождения я отметил на сцене. Какие ваши мечты, детства-юности успели сбыться? Сбылась самая главная. — Я в профессии, о которой мечтал. Даже в детском дневнике о ней писал. Вы родились в городе Тольятти. В семье у вас кто-то связан с театром? Никто. Но творческое начало было присуще всем: бабушка, мама, папа выступали в самодеятельности, дедушка играл на мандолине и гитаре. Наверное, мне передались какие-то их артистические гены. Я в детстве часто выступал перед публикой. А когда в школу пошел, помню, как к маме приходили мои воспитательницы из детского садика, просили, чтобы я принял участие в новогоднем утреннике или других праздниках. Короче, был «приглашенной звездой». Как же вы, мечтая о сцене, вдруг стали электромехаником? Заканчивая школу, я не представлял, кем хочу стать. Друзья из театрального кружка «Ровесник» уговаривали поехать поступать в театральный вуз в Москву. Я твердил «да вы с ума сошли, со всего Союза съедутся талантливые ребята, куда мне». В общем, испугался. К тому же, несмотря на мечты, тогда мне казалось, что актер, все-таки — не мужская профессия. Но и в институт я не поступил. Тогда папа сказал, что до армии я должен получить профессию. Так я и стал электромехаником. Потом пошел в армию. Это вы там поняли, кем хотите быть на самом деле? Я вернулся из армии практичным человеком. Решил быть юристом, считал, что они зарабатывают лучше всех. Но, все-таки, за компанию с моей знакомой, поступил в тольяттинский театр «Колесо». Хотя «за компанию» — это не правда. Хотел себя проверить. Какова была реакция родных? Родители уже свыклись с мыслью, что я буду юристом. Когда я решил стать актером, они, конечно удивились, но меня поддержали. А через три месяца занятий в «Колесе» я понял, что мне этого мало. Москва ведь чем так привлекательна для актера? Здесь можно многое увидеть, узнать, встретиться с мэтрами театра. Вообще, увидеть театр во всем его разнообразии. Вы легко поступили в Школу-студию МХАТ? Я поступил с первого раза. Так что, наверное, легко. Хотя «история» все равно со мной приключилась. Я приехал поступать на курс Марка Захарова. Мечтал у него учиться, только у него — с детства обожал его фильмы. И я поступил! Мои документы лежали в ГИТИСе. Но, как и все абитуриенты, я поступал сразу в несколько вузов. Прослушивание в Школе-студии МХАТ было позднее. Как только я туда вошел, сразу понял — «вот оно, моё место». На первом туре меня слушал Роман Ефимович Козак. Я мгновенно попал под действие его мощного человеческого и творческого притяжения, выбора у меня не осталось. И я забрал документы из ГИТИСа. Никогда не жалели? Ни одной минуты. Те годы, что я прожил в Школе-студии, были очень счастливыми. Я познакомился с потрясающими, интеллигентными, глубокими, светлыми люди, с ними я общаюсь до сих пор. Мне очень повезло. Что вы поняли про профессию за время учебы? Я понял, что актерской профессии надо учиться всю жизнь, потому что каждая новая роль — это экзамен. Все, как в первый раз. Не могу не спросить про Олега Николаевича Ефремова. Ведь курс, на котором вы учились, был его курсом. «Рано или поздно упоение сценой, собой на сцене пройдет, и популярность пройдет, и вы останетесь один на один с профессией. С вопросом «зачем я здесь? Чего я хочу от профессии?». Я сейчас часто вспоминаю эти его слова, потому что все так и есть. Но Олег Николаевич никогда ничего не навязывал нам. Ни в искусстве, ни в жизни. После подробного «разбора полетов» наших, первых наивных еще показов отрывков в Школе-студии, он обычно говорил: «но вы не волнуйтесь. И такой театр есть, и так играть можно».(смеется) Александр, скажите, когда вас «наградили» амплуа «красавец-мужчина»? Наградили сразу, как только попал в профессию. Я артист, у меня есть определенная фактура, внешность — это один из наших рабочих инструментов. Вот собственно и все. А по молодости переживал, потому что этот «красавец-мужчина» никак не совпадал с моим внутренним настроем. Мне всегда нравилось веселить людей. Я обожаю легкий жанр, тот, в котором блистал мой кумир — Андрей Миронов, поэтому с удовольствием играю в комедиях. Тем не менее, в сериалах, да и в театре, вам частенько достаются роли героев-любовников. Вот это и называется «амплуа» (смеется). В театре мне все-таки удается играть достаточно разнообразных персонажей, а вот в сериалах, да, мои герои обычно илисуперположительные, или «негодяи негодяйские». Но я не теряю надежды, что когда-нибудь еще сыграю роль моей мечты. А в театре была роль — исполненная мечта? В театре мне интересны все роли, которые меня находят. Так что мечта — это новая роль. Какая роль дороже всего в Театре Пушкина? Все по-своему дороги. Не понимаю, когда артист соглашается на роль, но ее презирает, считает недостойной своего таланта. С таким настроем нельзя выходить на сцену. Зритель всё чувствует. И все-таки в вашей творческой биографии в прошлом году появилась работа, о которой знает каждый театрал. В спектакле Юрия Бутусова «Добрый человек из Сезуана» вы играете летчика Янга Суна. Расскажите об этом опыте. Мы долго искали общий язык с Юрием Николаевичем. Дело в том, что он неразговорчив. И пробиться через молчание на репетициях было очень тяжело. Но постепенно все встало на свои места. Бутусов — очень тонкий, творческий человек. Разговоры о том, что он тиран, выдумки. Актеры — они же, как дети. Если режиссер хвалит, значит хороший. А если вдруг «дал по попе», значит плохой. А насчет роли Янг Суна... В «Добром человеке» невероятно важна ансамблевость, здесь нужно не выделяться, а, наоборот, сливаться. Всё и все работают на идею, воплощенную в главном персонаже — Шен Те. Только при этом условии спектакль по-настоящему получается. Как вы думаете, почему Брехт сегодня снова так интересен? Театры один за другим ставят Брехта. «Добрый человек...» Театра Пушкина пользуется невероятным успехом у критиков и публики. Брехт всегда будет актуален в нашей нестабильной стране. Любовь — не товар, деньги — не главное в жизни — сейчас люди хотят это слышать, как никогда раньше. Ну, и, наверное, просто хороший спектакль получился. Недавно состоялась премьера мюзикла «Чикаго». Вы играете адвоката Билли Флина. Почему вдруг мюзикл? Работа в новых жанрах — гарантия актерского роста. Мне было ужасно интересно попробовать сыграть в мюзикле. Тем более, я почти ничем не рисковал, моя роль не предполагает невероятных вокальных партий или сложной хореографии. Находясь в очень узких заданных рамках нужно убедительно сыграть персонажа. Какие рамки вы имеет в виду? В мюзикле бог сцены — тайминг. Пауза здесь, поворот там. Любые изменения, импровизация исключены. Всё расписано по секундам. При этом нужно умудряться оставаться на сцене «живым» и донести историю Билли до зрителя. Но чем сложнее, тем интереснее. Как вам кажется, вам это удалось? Мне очень понравилось, как однажды сказал Вера Валентиновна Алентова. «Мы адвокаты своих ролей, а зритель прокуроры». Так что судить зрителю. Когда вы работали над ролью, наверняка, смотрели фильм, где роль Билли Флина играет Ричард Гир. Фильм я видел давно. Пересматривать не стал. Если мне нужно что-то для роли, я смотрю фильмы и читаю книги об эпохе, в которой должен буду существовать на сцене. Это куда полезнее. Какой смысл смотреть точно такую же постановку? Ведь это просто разные точки зрения на одно и то же. Мюзикл, большое количество комедийных ролей на родной сцене. Вас не задевает мнение, что развлекательный жанр в театре — это несерьезно? Хочется задать вопрос тем, кто так считает: а вы пробовали? Текст: Наталья Витвицкая. Журнал «Ваш досуг» №43 (6 - 17 ноября) 2013 Источник

Severvirgin: Интервью для "Театральная среда. Тольятти" 28.08.17 https://www.tlt-teatr.com/single-post/alexander-arsentiev-ya-vedu-duel-s-moimi-personazhami#!



полная версия страницы