Форум » За кулисами » Журналы, газеты ... » Ответить

Журналы, газеты ...

Severvirgin: Размещаем статьи, заметки, интервью ...

Ответов - 249, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 All

Severvirgin: Интервью Александра для ШоуМедиа.ру от 25 августа 2005г. «…Тяжелый путь к познанию персонажа гораздо увлекательнее» - Александр, для режиссера-постановщика воплощение Тито Мерелли - это Вы, а как Вы сами воспринимаете этот характер? Это ВЫ? Не скажу пока, как. Пока не найден, репетируем и ищем… - И сложности есть? Есть, конечно, ну, а как же без них, без них невозможно. Что-то есть, что-то там нащупали, может быть. Но пока он ещё, как говорил Михаил Чехов, далеко на горизонте, только приближается к тебе. А вот когда приблизится, я рассмотрю его лицо, как он одет, как он двигается, говорит, поёт, тогда будут определённые выводы. - Продолжая тему. Есть образы, которые даются Вам легче? Или чем сложнее, тем интереснее? Чем сложнее, тем интереснее, потому что тяжёлый путь к познанию персонажа гораздо увлекательнее. Когда ты уже знаешь: «тут понятно, как я это делаю, это легко», на каком-то этапе становится скучно, играть становится неинтересно, начинаешь как-то себя развлекать, что-то придумывать. А когда ты не знаешь, за что ухватиться, вот тут приходится по ночам спать и видеть сны, как репетируешь. - Традиционный вопрос относительно жанров: что для Вас как для артиста представляет наибольший интерес: комедийные роли или драматические? И те, и другие. - Вы не разделяете их? Нет, абсолютно. И в том, и в другом интересно искать, что-то для себя раскрывать и пробовать вместе с командой, вместе с партнерами, что-то новое делать. Сегодня сидели, разговаривали с ребятами во время перерыва о том, что когда делаешь новый спектакль, начинаешь по-новому говорить, ходить. Чувствуешь себя ребенком, которому нет ещё и года, который ни говорить не умеет, ни ходить, даже ползать ещё не умеет. В лучшем случае - лежать на спине и переворачиваться на живот. Вот в такой ситуации находишься. Интересно играть, конечно, характерные роли. Мне всегда было интересно играть характерных персонажей, не героев. Потому что герой не включает какую-то внутреннюю актерскую клоунаду. Герои - уже герои, их воспринимают так. Но с определенного возраста мне стало интересно играть и героев. Когда играешь героя правильного, слишком правильного, он становится неинтересным, приторным, такого в жизни не бывает. Начинаешь в нем искать какие-то минусы, изъяны, чтобы он был таким же нормальным человеком, как и все люди. - Вы уже играли вместе с Сергеем Лазаревым в постановке «Ромео и Джульетта», играли лучших друзей. Вам это помогает или мешает? Да, Ромео и Меркуцио… Ну, как, помогает-мешает… - Есть какие-то стороны, которые мешают? Нет. Никаких сторон нет, которые мешают. Серёжка уже говорил, мы не первый день знакомы и не первый час работаем на площадке. Мы очень долго, год практически, репетировали «Ромео и Джульетту», за это время во всех сценах, когда мы репетировали, а потом играли в спектакле, работали и человеческие, и партнерские отношения. Поэтому в новом спектакле у нас немножко другая ситуация: здесь мы играем не друзей, а звезду и почитателя звезды. Но все равно, если мы что-то ищем вместе, мы находим общий язык, все хорошо складывается. - Когда Вы играли с Сергеем в «Ромео и Джульетте», Вы видели ситуацию, которая творилась в зале? На самом деле, это большая школа актерская, брать внимание тех людей, которые пришли смотреть спектакль. Естественно, были девочки, которые пришли смотреть «концерт», которые первый раз в жизни посетили спектакль. Может быть, благодаря этому кто-то из них остался зрителем театра, то есть из этой огромной толпы людей какой-то процент полюбил театр и стал ходить в него. Для меня, например, и для многих ребят было шоком, когда в сцене драки и убийства первые ряды партера делали вот так (хлопает в ладоши – прим. автора). От этого я уже понимал, какой контингент сидит в зале, как с ним нужно бороться, как брать его внимание. Для актера это хорошая школа. Ты набиваешь себе шишки и мозоли не бояться такого зала. Если ты такой зал победишь, дальше легче будет работать. Но, правда, такой зал порой расхолаживает. Или не расхолаживает, но у тебя голова работает на какие-то придумки, штучки, иногда ненужные, и потом просто приходиться останавливать себя и возвращаться в действие, в то, что происходит. Но иногда были просто невыносимые зрители. Всякие бывают сумасшедшие люди… Когда и костюмы начали красть, и бутылочки из-под яда… - В связи с этим, у Вас не возникает никакого негатива к предстоящей постановке? Нет, у меня не возникает негатива. Я совершенно не собираюсь об этом переживать. Стараюсь не думать о том, какой придет зритель. Моя задача как актера, и у всех актеров она такая, - сделать спектакль хорошим. Если то, что будет на сцене, будет хорошо, то, я думаю, зритель будет воспринимать это так же. А если думать о том, кто придёт, зачем придёт… Но, я, конечно, как человек, не забываю о том, что могут прийти больные люди, больные на всю голову. Но куда от этого денешься? И на нормальные спектакли такие люди ходят. Это зритель, его же не выгонишь. - Не обидно, что искусство превращается в какое-то выживание? Проблема, на самом деле, уже не моя. А проблема воспитания. Это уже вопрос не ко мне, а к родителям тех девочек, которых так воспитали. Здесь можно быть почитательницей, фанаткой, но при этом оставаться совершенно воспитанным человеком. У меня ведь тоже есть поклонники, которые дарят мне подарки, звонят, поздравляют, пишут, но они совершенно адекватные люди. Воспитанные девушки, женщины, мужчины, семейные пары, - совершенно нормальные люди. Они приходят, смотрят спектакль, им нравится то, что я делаю. А если среди зрителей найдется какое-то количество сумасшедших, то с этим ничего не сделаешь. На концертах The Beatles тоже были сумасшедшие, которые кричали: «Я хочу ребенка от тебя!». Ну, что ж поделаешь… Благодарим пресс-службу театра им. Пушкина за предоставленные ФОТОматериалы. Будь в курсе вместе с ШоуМедиа, каждый день! Мария Маркина Елена Новикова ShowMedia.ru // ШоуМедиа.ру 20.08.05 http://showmedia.ru/index.php?file=article&sid=1350

Severvirgin: Интерьвью для Комсомольской правды от 15 ноября 2007г. Молодой актер Александр Арсентьев обладает привлекательной внешностью лирического героя, что является его явным преимуществом перед другими актерами. Но при этом не ограничивает свое амплуа только так называемыми легкими ролями в сериалах, а стремится реализовать свой потенциал - играет непростые театральные роли, старается выбирать для себя нелегкие задачи и в кино. Новая его работа - главная роль в телевизионном художественном фильме «Тяжелый песок», где он создал сложный драматический образ. О творчестве и жизни мы поговорили с Александром в его гримерке Театра имени Пушкина за чашечкой чая «Ахмад». Сон в руку Театр всегда у меня вызывает ощущение, что соприкасаешься с неким тайным обрядом, граничащим с мистикой, в котором в равной степени участвуют и актеры, и зрители. Погружаясь в таинственный полумрак партера или галерки, на несколько часов переносишься как бы в иное измерение, забывая, что за его стенами тебя снова ждет куча нерешенных дел. Но особенно интересно посмотреть театр изнутри. С актером Александром Арсентьевым мы встретились на служебном театральном входе, и он меня повел известными только посвященным «тропами» - через кулисы (в это время на сцене происходило действо) темными залами, где точно привидения старинного замка бесшумно двигались какие-то фигуры, дальше - наверх по окропленному светом коридору с множеством комнаток. - Александр, у вас интересная биография: родились в Тольятти, работали на АвтоВАЗе, а параллельно играли в театрах. Так мечтали стать актером? - Как-то сложилось, в детстве часто в садике выступал, мои номера пользовались популярностью. С седьмого класса ходил в детский театр. Но после школы по настоянию отца закончил ПТУ. Потом была армия, работа на заводе по специальности - в то время большие деньги зарабатывали люди, которые могли делать что-то руками: слесаря, рабочие. Я же себе сказал: такое время пройдет, и хорошие деньги будут зарабатывать те, кто работает головой. Решил учиться на юриста, уже готовился поступать, но с подружкой поехал в местный театр, где набирался актерский курс и словно само собой поступил. Родителей ошарашил известием - буду актером. У тех случился культурный шок (смеется). Отучившись полгода, задумал перебираться в Москву, зная, что Марк Захаров в ГИТИСе набирает курс. Одновременно начался набор во МХАТе у Олега Ефремова. Мне очень хотелось во МХАТ! Мне так нравилась тамошняя атмосфера! Но в ГИТИСе я был уже зачисленным студентом, а во МХАТе еще конкурс не прошел. И встал перед сложным выбором. Сделал так: перед сном сунул под подушку две бумажки, на одной написав: «ГИТИС - Захаров», на другой «МХАТ - Ефремов». Для себя решил: какую, утром проснувшись, вытяну, так и будет. И лег спать. Всю ночь мне снились страшные кошмары, что я вытаскивал «ГИТИС». Утром открываю глаза, запускаю руку в подушку и - вытаскиваю бумажку «МХАТ» - мятую, скомканную. Думаю, выну-ка я «ГИТИС». Смотрю - абсолютно ровный лист! Пошел во МХАТ и ни секунду не пожалел. Там работают замечательные преподаватели. - А почему бумажка с надписью «МХАТ» оказалась скомканной? - Откуда я знаю? Это загадка для меня и мистика. Когда играешь какую-то роль, в жизни параллельно подмечаешь, что складываются похожие ситуации, как у твоего киношного или театрального персонажа, чей образ ты воплощаешь. Может, человеку свойственно привязывать одни события к другим, но чувство было, что, когда играли «Бесов» по Достоевскому, действительно происходят бесовские вещи. Однажды в разгар спектакля на сцене по необъяснимым причинам выключился свет. Пришлось половину спектакля играть в полумраке при свечах. Это только добавило таинственности и чертовщины спектаклю. «Тяжелый песок» - отличный фильм Или на съемках фильма Антона Барщевского «Тяжелый песок» - животное ощущение страха я испытал в сцене повешения моего героя фашистами. Снимали на Крещение, пошел мокрый снег с дождем. Мы стоим на морозе, на ветру в одних рубашках, босиком в холщовых штанах; фашисты с автоматами ходят, машины, слепят прожектора. Знаю, я - актер, играю роль, но ощущение жуткое, как в реальной жизни! И я понимаю: мне играть ничего не надо, и так очень страшно, до оцепенения! Думаю, должен получиться отличный фильм, сильный. Весь год я снимался в «Тяжелом песке» (сейчас идет монтаж и озвучание) с Ириной Лачиной, Нелли Уваровой, Ларисой Удовиченко. С Ириной мы играем двух главных героев, а роль моего отца прекрасно исполнил Эммануил Виторган. - А как вы попали в «Тяжелый песок»? - Меня утвердили буквально за день до отлета на гастроли. Как потом рассказала Даша Виолина, креативный продюсер картины, она увидела меня поздней ночью по телевизору, где я что-то вещал, и решила срочно вызвать на пробы. Приезжаю на встречу с чемоданом, так как улетаю с театром в Барнаул. Познакомились, сделали первые фотопробы, и я поспешил на самолет. А дальше в Барнауле (это был мой первый опыт антрепризного спектакля) произошла трагикомичная история. На премьере, отыграв половину первого акта, я неудачно прыгнул и сломал ногу. Закрытый перелом. - Сознание не теряли? - Нет. Со сломанной ногой доиграл второй акт, после спектакля мне наложили гипс. Следующий спектакль в Новосибирске. Мой персонаж - комичный. И то, что я на костылях, зрители восприняли как режиссерскую находку. И только когда увидели меня выходящим из театра, удивились - актер-то реально в гипсе, оказывается! В таком виде приехал в Москву на пробы «Тяжелого песка», где 12 часов сидел в гипсе, читал текст с разными партнершами, среди них была и Ира Лачина. А через месяц мне позвонили, сказав, что на главные роли утвердили и меня, и Иру. - Сценарий понравился? - Достаточно тяжелый эмоционально, но интересно было прикоснуться к такому материалу. Все люди, которые работали над этой картиной, выкладывались по максимуму, не щадили себя. Однажды погода нам устроила сюрприз - ледяной дождь лил, не переставая, двое суток! А мы снимали одну из самых сложных натурных сцен, и, кроме актеров, под дождем были 250 человек массовки: старики и дети. Но все актеры и съемочная группа держались мужественно. Даша Виолина трогательно о нас заботилась и называла героями. Приятно! Все хотели, чтобы получился фильм. Год жизни, потраченный на картину, стоит того! - С Ларисой Удовиченко были парные сцены? - Да, она играет полячку, хозяйку гостиницы, в которую приезжает мой герой. С Нелли Уваровой (по фильму она моя дочь) отыграли несколько сцен. А потом встретились с ней на другом сериале - «Атлантида», где мы по роли любовники. Еще шутили: главное, чтобы картины не вышли одновременно. А то получится: в одной она моя дочь, а во второй - любовница! Как снимает стресс - Спортом каким занимаетесь? - Я это называю переставлять железо с места на место. Хожу в спортзал, бегаю, прыгаю на скакалке по три тысячи прыжков. В общем, занимаюсь культурой тела. Если есть возможность помахать руками, ногами, покувыркаться - с удовольствием. Особо на специальных диетах не сидел. Сладкое не люблю, зато острое, соленое, перченое обожаю. Однажды в одном грузинском ресторане поспорил с официантом, что съем харчо, сваренный по всем правилам грузинской кухни. Официант изумился, долго уговаривал меня не спорить. В итоге он проиграл. Видимо, это у меня в генах - дед очень острое любил. - Как стресс снимаете? - Бывает, просто дома тупо валяюсь, бывает, иду в спортзал или в кино с женой (она актриса, но из другого театра). Все зависит от настроения. - Живете в собственной квартире? - Да, успел купить до безумного повышения цен на жилье.

Severvirgin: Интервью для газеты Культура СИ (Сибирь). ноябрь 2007г. На встречу с журналистами пришла не вся команда спектакля «Одолжите тенора», а только четверо актёров. Дело в том, что изначально был запланирован приезд всего состава. Ведь, по словам актёров, главных ролей в спектакле нет, все равны и все важны. Но сложилось так, как сложилось. С прессой встретились четыре актёра театра имени Пушкина – Александр Арсентьев, Александра Урсуляк и Александр Матросов. Предлагаем вашему вниманию первую часть стенограммы беседы с актёрами. - Существует такая вещь, как предпремьерное волнение. Чего вы боялись перед новосибирским выступлением? Александра Урсуляк: Я скажу честно – я не боялась. Я больше не за себя волнуюсь, а за своих коллег, которые начинают, которые выходят раньше, и смотрю на них из-за кулис. Вот за них я очень волновалась. За себя меньше почему-то. Может быть, потому, что у меня нагрузка смысловая поменьше. Я из-за кулис посылала свою энергию. Александр Матросов: Кстати, это единственный спектакль в нашем театре – к сожалению – когда коллеги бегают смотреть со сцены своих партнёров из-за кулис. То есть обычно спектакль поставлен, и в первые два выступления мы понимаем, как он должен идти… а потом бросаем смотреть. С этим – не так. Алексей Франдетти: Для меня было открытием, когда вдруг на премьере я случайно обернулся в сторону кулис, и увидел, что все ребята стоят и смотрят. И я прямо почувствовал этот флюид поддержки. И подумал: «Ну слава Богу! Можно дальше что-то делать». - Расскажите о себе. Александр Арсентьев: Знаете, я нигде ещё не играл, нигде не снимался, в первый раз играю на сцене. На самом деле Александр, конечно, пошутил. Родился он в Тольятти. Окончил Школу-студию МХАТ в 1999 г. (курс О. Ефремова) и был принят в труппу МХАТа. Дебютировал на сцене Художественного театра в спектакле «Маленькие трагедии» (Альберт). Сыграл рыцаря Ганса («Ундина»), Старковского («И свет во тьме светит...»), Герцога («Джульетта и ее Ромео»), Лысевича («Бабье царство»), Фрэнка («Профессия миссис Уоррен»), Перелесника («Лесная песня»), Кристиана («Сирано де Бержерак»). С 2001 г. — артист театра имени А. С. Пушкина. Играл в спектаклях: «Зовите Печориным» (Печорин), «Цыгане» (Алеко), «Бесприданница» (Карандышев), «Наваждение» (Иван), «Самоубийца» (Виктор Викторович). Снимался в фильмах и сериалах: «Чехов и К», «Саломея», «Каменская», «Каменская-2», «Марш Турецкого», «МУР есть МУР», «Бухта Филиппа», «Сыщики-2», «Клуб обманутых жен», «Красная капелла», «Под небом Вероны», «Адъютанты Любви» и др. Александра Урсуляк: А я училась вместе с Сашей Матросовым. У Козака и у Брусникина. А Саша учился на четыре года старше нас в мастерской Ефремова. Александр Матросов: Я сибиряк, из города Красноярска. Александра Урсуляк: Это ведущий артист нашего театра, между прочим. Если заболеет Матросов, то повалится весь репертуар, потому что нет спектакля, в котором Матросов бы не играл. Александр Матросов: Теперь мне совсем нечего вам рассказать. Но как решили стать актёром? Александр Матросов: «Повезло» - вот, наверное, главное слово. Артистом не собирался становиться. Зараза эта в меня попала где-то в седьмом классе, я тогда поступил работать в театр пародии. И потом подумал: почему бы не попробовать поступить в Красноярский институт искусств? Меня посмотрел мастер по знакомству. Сказал; «Если рядом с тобой будет стоять парень, который не будет трястись, как ты, то я возьму его». Я на самом деле очень волновался. Но поступил. Три года там отучился, и за год до диплома убежал в Москву. Подумал, что если я не поступлю в Москву, то мне нечего делать в этой профессии. Но опять же повезло, и я поступил к замечательным педагогам Алле Борисовне Покровской, Роману Евгеньевичу Козаку и Дмитрию Владимировичу Брусникину. Везло и с педагогами, и с людьми, которые работали вместе со мной, учили меня. Замечательный коллектив в театре Пушкина. Атмосфера такая домашняя. Все с ней сталкиваются и удивляются, когда приходят работать. Нет этой закулисной обсуждаловки, этой грызни: «я хочу эту роль, поэтому я подставлю того-то». Во всяком случае, я об этом не знаю. Не возникает ощущения второго дна. Есть ли у вас роль мечты, та, которую вы очень хотите сыграть? Александр Арсентьев: Наверняка такие мечты есть у каждого. Я для себя этого не формулирую, потому что как только сформулируешь для себя мечту, она случается. А потом? К чему дальше-то стремиться? Наверное, я не отношусь к той категории актёров, которые мечтают сыграть Гамлета. С любой ролью, которая попадается в творчестве, встречаешься, наверное, пытаешься сделать её как роль, к которой шёл всю жизнь. Только при этом отношении она у тебя получится. Я бы так ответил. Александра Урсуляк: У меня тоже, кстати, нет какой-то определённой мечты: сыграть что-то. Но могу сказать, что пока что меня баловали хорошими ролями. И мне всегда предлагали очень хорошие роли. Очень хорошие. И никогда так не было, чтобы я мечтала их сыграть. Мне их предлагали, и я влюблялась в них во время того, как мы репетировали. Я надеюсь, что и дальше так же будет. Алексей Франдетти: У меня есть чёткий список (дружный хохот коллег – корр.) тех ролей, которые я хочу сыграть, но озвучивать его – мы же говорим о мечте, а, следовательно, мне очень хочется, чтобы она сбылась – озвучивать что-то конкретное мне бы не хотелось, потому что я правда очень хочу, чтобы это случилось. Для каких-то ролей, я понимаю, нужно ещё дорасти. Не хватает просто опыта, внутренних сил, ещё чего-то. Но, скажем так, мне бы очень хотелось поработать с французским экзистенциализмом. Александр Матросов: Значит, так. Моя позиция трагична. Потому что я мечтал сыграть Ромео. До сих пор мечтаю. Я понимаю, вы смотрите на меня, и вам кажется, что роль не моя… Да, это роль возрастная! Это я заявляю всем. Мальчик не может сыграть Ромео. Либо ставить это должен гениальный режиссёр-педагог. Это раз. Два. Я мечтаю сыграть Гамлета. Но две сцены из него. Если надо озвучить, какие, могу озвучить. Нет, не с Йориком. Это похороны Офелии и сцена с Гертрудой. Отелло. Видите, мазками такими идём – Шекспир сплошной… Я играл Отелло в дипломе, но это была такая урезанная версия. Роман Ефимович Козак ужал пьесу до полутора часов. То есть взяли основную «рыбу». Я буквально душил Дездемону, она убегала за кулисы, я выходил, говорил ещё два слова – финальный монолог – и… всё, и вот. Умирал типа. Как-то это была такая не печальная история. Такая она была немножко с юмором. У нас не было трагедии. Все трагические куски мы как-то вырезали. Для школьного возраста, так сказать. Если не Шекспира, то «Что случилось в зоопарке», роль Джерри. продолжение следует источник

Хомка: Severvirgin Спасибо, Север! Ты у нас на посту, как всегда! И даже "из глубины сибирских руд" сведения черпаешь . Кстати, а продолжение когда будет? Огласите весь список, пжалуста!

Severvirgin: Гы ... я типа на вахте по подписке товарища Яндекса и при посильном вспомоществовании начальства. У нас на работе чудесати творятся: чем ближе к концу недели, тем больше дел, но вместе с тем отчего-то дозволили по интернету лазить, что-то навроде релаксации. Вот я и напускаю на себя важную физиономию и раздуваю красные щеки, мол работаю, а вместо того проставляюсь на форуме статьями. Продолжение обещано газетой: "... Продолжение разговора читайте на «Культуре СИ» в ближайшее время". Кстати про Яндекс. Он, как и Рамблер вместе с Гуглом, был замечан в числе регулярных посетителей. Читают нас однако ...

Хомка: Н-н-да-мм! Так себе и представляю : ты с важной физиономией, раздутыми красными щеками, да ещё с салатами за ушами на ёлке сидючи...гарная такая, или как там, чаровнiя картиночка получается . Ёлки, как вспомню эту "заздрисну людину" - так до сих пор смешно!!!

Хомка: Ещё вот что интересно было прочитать : А.Урсуляк сказала, что ведущий актёр "пушки" - А.Матросов, а я до этого думала, что им является наш тов.Звезда...

Severvirgin: Я думаю, что г-жа Урсуляк выразила свое личное мнение , а оное, как всякое из множества подобных, субъективно. Кроме г-на Матросова в театре служат и Алла Борисовна Покровская, и Вера Валентиновна Алентова, и многие другие, не менее примечательные личности. В конце концов, существование "ведущего" актера не исключает наличия на сцене прочих, отдельно стоящих, талантливых единиц искусства.

Severvirgin: (продолжение) Вторая часть интервью с Александром Арсентьевым, Александрой Урсуляк, Алексеем Франдетти и Александром Матросовым (первая была опубликована 25 декабря. Их встреча с новосибирскими журналистами состоялась 30 ноября 2007 года. - Вам не обидно, что только Лазарева выделяли? Александр Арсентьев: Не обидно. В том, что выходило, говорилось всегда о коллективе. Александра Урсуляк: Я, например, пришла в этот спектакль намного позже, когда его играли почти два сезона. И я пришла только по одной причине – потому что он мне очень нравился. Самое главное – что мне нравится атмосфера внутри постановки, что это очень командный спектакль, когда один подхватывает другого, и каждый друг за друга болеет. Он именно командный, он не соревновательный, на мой взгляд. - Вы брали специальные уроки вокального мастерства? Александр Арсентьев: Мы с этим родились (дружно смеются). Конечно, есть специальная подготовка. Ты готовишься к роли, к тому, чтобы зритель в зале слушал и не верил, что мы поём вживую. Когда мы играли в Москве, многие говорили: ну вот, опять начали петь под фонограмму. А мы поём вживую. И очень многие не верят, что можно бегать – и петь. Можно скакать – и петь чисто, без дыхания. Все привыкли, что эстрадные артисты поют под фонограмму. Это подготовка, профессия такая. Но была подготовка, а как же. На первые спектакли ведь шли люди искусства. Они видели название – «Одолжите тенора» - и ради только названия шли посмотреть, как поют там оперные партии. И для некоторых оперных певцов было удивление. Например, у нас есть дуэт с Бяковой в начале второго акта, и они удивлялись: как поют без аккомпанемента? - Как вы находите новосибирскую публику? Алексакндр Арсентьев: Интеллигентный зритель. И, по-моему, несколько неготовый. Александр Матросов: Да и мы особо тоже. Арсентьев: Зрители разные совсем. И, получается, тот, который был в Сочи, в Питере, в Москве… Здесь очень долго к нам присматривались. АлександраУрсуляк: Я заметила, что смехи были в совершенно разных местах. И неожиданные, не общим залом… У всех было всё свое. Первое время – первые пятнадцать минут – было так: «Аааа…». Арсентьев: Друг к другу так пристраивались. Поэтому финальный приём был неожиданным очень. Потому что присматривались долго-долго-долго, а потом вроде как: «…эх, хорошо!». Подружились. - Ваши друзья были на спектакле? Александр Матросов: Два моих друга были. Работают в театре «Глобус». Это Алексей Крикливый, режиссёр, и Илья Паньков, артист. Они профессионально смотрели. Хохотали, отдохнули. - Требовалось ли адаптировать спектакль к новой сцене? Александр Арсентьев: Адаптация по техническим вещам, наверное, да, происходит всегда, потому что разные площадки. Адаптация всегда происходит в каждом спектакле, независимо, в Москве ты играешь или куда-то приезжаешь. Всегда разный зал. Именно площадка. И зритель всегда разный. Очень нужно подружиться, познакомиться. В Новосибирске, например, у всех участников спектакля было ощущение, что мы играем премьеру. Волновались, всех колотило, всё это очень ответственно. Не то что когда играем в третий, четвёртый раз спектакль и расслабились: всё прекрасно… Такого не было. Очень страшно. Очень. Как будто в первый раз с парашютом прыгаешь. - С «Тенора» уходили. Почему? Не готовы? Александр Арсентьев: Зрители всегда уходят. Нет ни одного спектакля, с которого бы зрители не уходили. Невозможно понравиться всем. Мы же не мёд, не золото всё-таки. Кому-то нравится, кому-то нет, значит, кто-то уходит. Кто-то принимает, кто-то не принимает. Это нормальный театральный процесс. Алексей Франдетти: Я смотрел спектакль четыре раза как зритель. И приходил на него постоянно, просто потому, что получал огромное удовольствие, равно как и все те люди, которые находились со мной в зале в этот момент. А теперь – как и было обещано в начале, о Максе. И на сцене, и в жизни Алексей Франдетти производит впечатление скромного молодого человека. Но, присмотревшись, понимаешь, что не так всё просто. Алексей закончил всероссийский государственный институт кинематографии в 2006 году. Играл главные роли в мюзиклах «Ромео и Джульетта», «Маугли», «Золушка» (Театр оперетты). 8 декабря он сыграл в этом театре премьеру – мюзикл «Рикошет». «Собственно, случилось такое событие в жизни – меня пригласили в этот спектакль. Я почувствовал: пригласили не просто в спектакль – пригласили в команду, в семью», - говорит Алексей. - Вас позвали, чтобы вернуть спектакль в репертуар. Стало быть, вы хорошо поёте? - Это вы услышите вечером. - Не «давило», что это чужая одежда, чужая роль? Хотели повторить рисунок роли или вы принципиально вносите что-то новое? - Нет принципиальной позиции делать конкретно по-другому, просто чтобы сделать по-другому. Когда есть какие-то вещи, когда они сделаны хорошо, то почему нужно что-то менять? Тем более есть внешний рисунок роли, очень чёткий, вплоть до па. Просто необходимо работать в нём: если ты вовремя не откроешь дверь, в неё, не дай Бог, кто-то впишется. Есть чисто технические вещи. А внутренне, естественно, я пытаюсь… У меня есть чисто моё отношение к роли, и невозможно привнести что-то другое, это только мой взгляд на те или иные события, которые происходят с героем. Франдетти – это не псевдоним, как могло показаться, а настоящая итальянская фамилия. Восточных кровей, говорит Алексей, в нём нет абсолютно, за исключением того, что он родился и вырос в Ташкенте. Сегодня он «разрывается» между тремя театрами: имени Пушкина, Оперетты и Центром драматургии Казанцева и Рощина. Пока пытается совмещать работу в этих театрах и вполне доволен. - Самая-самая роль – это какая? - Невозможно сказать, что самая вот эта моя любимая роль, эта – нелюбимая. Так получилось, что все роли, которые на сегодняшний день сложились в моей жизни – это не просто «меня кто-то там на них назначил, потому что я не нахожусь в труппе ни одного театра». Каждую я хотел получить, и она была заслужена, и не просто так она свалилась на голову, она была получена потом, кровью, каким-то трудом. Поэтому каждая роль, будь то Маугли, Ромео или Макс – для меня каждая очень ценна. - Хотели стать звездой? - Конечно, я буду кривить душой, если буду говорить, что не хотел. Когда-то, может быть, стояла конкретная задача – стать звездой. А со временем просто приходит желание хорошо сделать эту работу, хорошо сделать вот эту работу. И звёздность – уже просто результат, следствие, которое приходит за тем, что ты сделал. Поэтому главное на сегодняшний день – справиться с поставленной задачей. источник

Хомка: Severvirgin Молодца, порадовала продолжением! Наверно "источник" вышел из новогодних запоев и удосужился опубликовать окончание Мне почему-то вторая часть интереснее первой показалась. А новосибирского зрителя ещё Задорнов выделяет, тоже как интеллигентного и отзывчивого.

Vаниль: Severvirgin А фото где?

Severvirgin: Фоты нема. Фоты кончились.

Severvirgin: от 21-27 января 2008 Большая статья о сериале ТЯЖЕЛЫЙ ПЕСОК

Хомка: Слушай, Север, а точно газета "7 дней" называется, да? Я сегодня в киоске спросила, на меня удивлённо из-за очков взглянули и сказали, что у них такой и не бывает...

Мышонок: Хомка, это не газета, это журнал такой, с тв-программой. У нас в Москве он в киосках продается, не знаю, во всех ли, но во многих. А вот как у вас...

Princes: Хомка Это журнал, но он к сожалению практически только в Москве продается. Даже в Питере ооочень редко!

Хомка: Ну вот, как обычно, всё интересное мимо... Попробую ещё раз спросить, но вряд ли - на название то продавец бы отреагировал бы, если б знал.

Princes: Хомка не боись, я сканы попробую выложить, но только в понедельник!

Хомка: Princes Да я в отзывчивости и порядочности Администрации и форумчан ни сколько не сомневаюсь! Томск уже почти люблю,но иногда резко ощущается, что живёшь в ...ну, скажем так, не в самом центре вселенной.

marta+: Хомка пишет: Слушай, Север, а точно газета "7 дней" называется, да? Я сегодня в киоске спросила, на меня удивлённо из-за очков взглянули и сказали, что у них такой и не бывает... У нас тоже не бывает..Установлено опытным путем. И также удивляются))



полная версия страницы